Небольшая ода генной инженерии и современным технологиям

Буллёзный эпидермолиз – болезнь, при которой кожа крайне легко повреждается и слазит с повреждённых мест так, что во многих случаях больные выглядят как жертвы тяжёлейших ожогов и нуждаются в ежедневном перебинтовывании большей части тела. Прогноз при болезни часто неблагоприятный, стоимость ведения больных высока и до недавнего времени сделать с этим было нечего. Те, кто хотят увидеть это глазами – могут сходить в википедию и посмотреть снимки: выглядит, сразу скажу, жутко.

Но. Буквально на днях были опубликованы результаты медицинского эксперимента, суть которого заключалась в генетической модификации взятых у пациента (на тот момент пятилетнего мальчика) клеток кожи с последующей их пересадкой обратно. Генномодифицированная кожа прижилась, разрослась и покрыла большую часть тела: теперь у этого парня всего несколько проблемных участков, ну и пигментация кожи неравномерна — на фоне сплошной раны по всему телу прогресс просто поразительный. С тем, что получилось, уже можно в общем-то жить как обычный человек: кожа немногим хуже, чем, скажем, мои собственные послеожоговые рубцы на руках и груди.

Иллюстрация авторов исследования. Из всех модифицированных клеток прижились не все, но те, что прижились, со временем распространились по большей части тела. В статье есть и фотографии, однако я их приводить тут не стала ради части моих читательниц/лей – всё-таки поражённая кожа смотрится страшно.

Генетические модификации способны буквально спасать жизни людей или помогать при тяжелёйших болезнях вроде врождённой слепоты. Чем дальше, тем таких примеров становится больше: мы больше узнаём о работе наших клеток и генов, мы учимся более точным методам воздействия на ДНК и прочие молекулярные механизмы, мы разбираемся в первопричинах болезней. Про генную инженерию применительно к растениям – то самое производство ГМО – можно сказать аналогичные вещи, мир движется от полученных случайным перебором мутаций сортов к организмам, сделанным с чётким пониманием внесённых изменений. Если раньше мы не знали, как ещё поменялась наша картошка вместе с увеличением размера клубня, то сейчас мы берём и вносим правки в нужные нам места.

И при этом мы же до сих пор имеем кучу народа, отрицающего генную инженерию вкупе с современной медициной. С точки зрения здравого смысла это абсурд, так как альтернатива-то реально хуже ровно по тем самым критериям понятности и безопасности. Тысячелетиями люди отбирали в пищу мутантов, чей генотип никто не знал просто за отсуствием самого понятия “геном” в языке человечества. Мы радостно бросались на уродившиеся чуть более крупными плоды и на чуть более стойкую к болезням культуру: никого не беспокоило то, что вообще-то эти изменения могли бы идти в комплекте с чем-то зловещим. Против болезней применяли всё, что подворачивалось под руки, от клизм с табачным дымом до толчёных человеческих костей и от пиявок до радиоактивных веществ: разумеется, больные зачастую уходили в лучший мир, но это было в порядке вещей. Даже если нечто работало так себе или не работало вовсе – это не отменяли из-за отсутствия внятных критериев, позволяющих отличить “работает” и “не работает”, такие критерии возникли уже с появлением статистики и количественного анализа данных.

Когда говорят, что фармпромышленность предлагала сто лет назад детям героин и кокаин – стоит вспомнить, что подход “взять некую хрень и если она хоть как-то работает – применить” был в то время унаследован у знахарей и лекарей в традиционных аграрных обществах. Альтернатива в виде испытаний на мышах и затем, если мыши не сдохли, на добровольцах – появилась в рамках научно-промышленного подхода и на сегодня этот подход является лучшим из имеющихся. Не идеальным, но по крайней мере наименее вредным и опасным.

Tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *