Отец с ребёнком дома

На “Зарплате.ру” появился рассказ про отца, который взял отпуск по уходу за ребёнком. Правда, ребёнок был уже годовасиком, а не грудничком: это, с одной стороны, несколько проще в плане коммуникации, с другой же стороны от годовасика максимальное количество грязи и шума.

Феминисткое сообщество – точнее, мои фейсбучные френдессы – массово над героем материала смеются, и вот по каким поводам:

Я практически не гулял с ним всю зиму. Потому что для меня самое сложное было одевать его. У него там 100 шкур: термобелье, потом флисовый комбинезончик, потом зимний комбинезончик. Потом маленькие варежки, которые невозможно надеть моими пальцами.

Это, поясню для людей без маленьких детей, действительно проблема, но не настолько, как может показаться, разве что у папы и вправду очень большие пальцы. Я справлялась более-менее спокойно, другое дело что один раз – это был первый выход после свежевыпавшего снега и первого же в году резкого похоодания – умудрилась выйти с ребёнком без обуви, только у подъезда внизу хватилась, что под длинными зимними штанами нет ботинок. Но вообще мы гуляли довольно регулярно.

Мы с Лизой в Вильнюсе, март 2016 года. Я как-нибудь отдельно напишу про то, что об моих отцовских способностях думают бабушки, смотрящие на ребёнка в такой одежде (вообще это была пробежка по холму и солнечный день).

Я сразу сказал, что я буду сидеть в отпуске с ребенком, но я не буду готовить и мыть. Это как были обязанности жены, так они и остались. Поэтому я занимался только ребенком и уставал исключительно эмоционально. Усыпить его было целое событие: на руках 15 минут носишь, укачиваешь. Потом аккуратненько, как пушиночку, кладешь, чтобы, не дай бог, он не проснулся.

Вот этот пункт, признаться, мне тоже неясен. Если уж ты дома, то вымыть посуду и приготовить еду – твоя работа, но никак не жены, которая зарабатывает большую часть денег. Я сейчас тоже сижу дома (вот прямо сейчас) и вот наше распределение труда:

вчера: – Лана сварила кашу, я отвела дочку в школу, Лана ушла на работу, я помыла посуду. Я забрала дочку, пожарила на обед картошки, слепила из фарша и пожарила котлеты, помыла посуду, потом убралась на кухне, перенесла с уличного ящика под окном цветы в дом, приготовила ужин Лане, вечером Лана читала дочке книжку перед сном. Вечером вместе играли в настольную игру.

сегодня: – я сварила кашу, далее мне нужно приготовить обед, помыть посуду, отвести Лизу на занятия по столярному делу, позаниматься с ней химией, приготовить ужин. Учёба и работа – когда получится. Плюс на мне закупка еды в магазине, периодически я развешиваю и глажу бельё, чищу ванную и туалет, подметаю полы, ремонтирую всё, что не одежда, обувь и украшения (мебель, приборы, стены и оборудование). И это да, равное распределение – на Лане сортировка белья и отправка его в стирку, ремонт одежды с обувью, организация хранения вещей в шкафах, комнатные растения, досуг с ребёнком вне дома вроде походов в театр или кино. Вынос макулатуры – на мне, пластиковых бутылок и несортированного – на Лане. Ну и да, Лана приносит в дом основной доход.

У нас семилетняя дочка, но когда ей был годик – эти занятия с поправкой на учёбу были такие же, просто вместо учёбы мы либо гуляли, либо играли дома. А:

Мне нужно было его кормить, менять ему подгузник и заниматься с ним. И то это было не весь день. Мы поиграем полчаса, и он дальше сам. Довольно спокойный он был тогда.

— это очень лёгкий вариант. Да и супруга, прямо скажем, взяла там на себя значительную часть работы, включая даже отслеживание за состоянием сыновьих какашек:

Когда у ребенка проблемы с животом, нужно отслеживать, какой у него стул. И вот жена писала мне: «Как он сегодня покакал?», а я слал ей отчеты.

Смысл “сидеть с ребёнком” именно в том, что никакого внешнего контроля и помощи может не быть вовсе. Мама может быть в командировке на другой стороне планеты, в самолёте из Аделаиды в Дубай, в геологической экспедиции там, где связь только через спутник раз в сутки. “Сидящий с ребёнком” в идеале полностью автономен; я не без гордости замечу, что я так могу, со мной оставляли дочь на неделю.

Это первая “прогулка” с дочкой – ей тут две недели, я взяла ей с собой на балкон, где работала – у меня перед собой стоял ноутбук с открытой админкой GZT.RU. Первый год часто приходилось печатать одной рукой. Конец апреля 2010 года.

Татьяна Никонова, известная журналистка и блогерка, охарактеризовала подобные откровения отцов следующим образом:

Аж интервью берут. И почему бы для начала не потребовать, чтобы поощряли тех, кто реально работает, в том числе и таких матерей? Какая-то пуделиная дрессировка, в гостиной не насрал сегодня, вот молодец! Я в этом вижу очень много неуважения к мужчинам, если честно, выглядят в такой схеме слабоумными

С другой стороны, Адриана Имж, психотерапевтка, охарактеризовала как саму статью, так и волну критики, иначе:

Я не знаю. У меня к этому сложное отношение. С одной стороны – хотелось бы другой социализации. С другой – нету, и, наверное, больше истрорий “я был в декрете и не умер”, помогут. 

Со своей стороны я тоже оказываюсь в сложном положении. Я одновременно вижу и косяки вида “на жену спихнули трудоёмкие занятия и не справились с одеждой”, и то, что даже такое участие встречается относительно редко. Кроме того, мне приходится писать о собственном опыте и балансировать между “огульно обвинила” и “похвасталась”; наконец, именно при чтении подобных текстов я остро ощущаю свою квирность.

Домашний труд и ребёнок это то, что делает меня квир гораздо сильнее розовых волос, сексуальных предпочтений или восприятия собственного тела. “Девочку внутри”, которая проявляет себя только в постели, прятать могут многие, оставаясь вполне себе мужчинами; я для всех соседей уже “Лёша, который сидит с дочкой” и даже дети в детском саду как-то сказали “пришла Лизина папа”. Меня тяжело принять за женщину в силу высокого, под два метра, роста – но когда я в Вильнюсе лежала во дворе дома с Лизой, проходящий мимо пенсионер сказал “хорошо, наверное, с мамой?”.

Tagged , . Bookmark the permalink.

3 Responses to Отец с ребёнком дома

  1. vasaka says:

    мне кажется в данной ситуации прикапываться не нужно, некоторые матери тоже не способны сделать больше чем этот папа, и Очень много работы вешают на бабушек, так что неспособность мыть посуду и заботиться о ребенке – это не всегда гендерное.

    Во Вьетнаме, кстати, это вообще скорее норма, и немало мам не знает ни как памперс поменять, ни как смесь приготовить. Всё бабушки

  2. Олег says:

    Смешно. Точнее – грустно. Это переходный период с этого на тот свет. Получается, что когда эти мамы станут бабушками, то с ребенком управляться будет некому. ВЕдь нынешние бабушки научились всему не когда стали бабушками, а когда были мамами. Подумайте над этим. Переходный период может казаться в данный момент стабильностью, но это – не так.

  3. Pingback: И снова про отцов, декрет и домашний труд – Alexa Project

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *