Грязные разговоры и расовый вопрос

Huffington Post опубликовал текст Донована Тротта, журналиста и кинопродюсера о таком феномене, как race play. Феномен этот заключается в том, что в паре из представителей/ниц разных рас расисткие оскорбления становятся частью сексуального поведения. То есть всякие “я тебя сейчас поимею, грязный ниггер” и прочее в том же духе.

С одной стороны это часть более широкого явления под названием “грязные разговоры” (см. на эту тему комикс Oh Joy Sex Toy), когда унизительные, оскорбительные или просто “неприличные” фразы вроде “выеби меня!” превращаются в инструмент усиления сексуального желания. С другой стороны, акцент на расе (или, если пытаться перенести на восточноевропейские реалии – на национальности) ставит важный вопрос о том, насколько сильно в нас укоренён расизм, если многие готовы тащить эти предрассудки к себе в кровать и превращать в часть сексуальной игры. Тротт, кстати, лично оценивает эту практику негативно – будучи чернокожим мужчиной, он не находит в этих словах своих белых партёров ничего возбуждающего.

Впрочем, кроме самой практики – слов, которые произносят партнёры – нужно учитывать контекст. Лично я вижу большую разницу между ситуацией, когда “грязный разговор” реализует фантазию “оскорбляемой” стороны и ситуацией, когда те же самые выражения указывают на постоянную компоненту в отношениях – скажем, если один из партнёров поддерживает связь во многом на той самой расовой или национальной компоненте. Если кому-то важнее всего национальность партнёра или там ещё какая особенность, превращающая живого человека в редкую секс-игрушку и очередной постельный трофей – тут, конечно, всё будет грустно. Мне рассказывали про парней, которые “коллекционировали” девушек из других стран, целенаправленно добиваясь секса с азиатками или африканками ради “экзотики”: подобное, на мой взгляд, просто омерзительное притворство пополам с эгоизмом и неспособностью к реальной близости.

А ситуация, когда “грязные разговоры” и равно ряд иных довольно жёстких околоBDSM-ных практик могут реально раскрепощать – это снятие ограничений. Когда люди отыгрывают “связанную жертву” или “распутную шлюшку” – они могут позволить себе расслабиться и делать то, чего им хочется, даже если эти действия противоречат их повседневному образу скромной девушки или брутального мужика. От себя я могу заметить, что как квир я долгое время стеснялась многих вещей, выходящих за рамки более-менее традиционной маскулинности и для меня одним из освобождающих эпизодов стал момент, когда на меня надели ошейник с цепями на одной закрытой вечернике. Тогда я поняла, что могу быть какой угодно, мне не надо подгонять себя под те требования, которые на самом-то деле никому не нужны – и я стала чуть счастливее. Это не значит, разумеется, положительного эффекта любой BDSM-практики в любых условиях, это не значит их, практик, безопасности для душевного здоровья, но это значит что иногда, в определённых обстоятельствах, кажущиеся унизительными и странными вещи могут быть освобождающими и вдохновляющими на личностный рост.

p.s. Конкретно на race play я общий вывод сейчас переносить напрямую не готова, поскольку не знаю всех деталей. Сверх того, находясь в России я оказываюсь расово и этнически привелигированной: у меня гражданство, страховка и меня никто не называет “понаехавшей чуркой”.

Tagged , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *