Джулия Серано о трансмизогинии

По наводке Жени Холявко (она недавно закончила бакалавриат ЕГУ) прочла текст Джулии Серано о трансмизогинии и хочу пересказать его своим читательницам. Тем более что Trans Woman Manifesto, опубликованный в сборнике Feminist Theory: A Reader затрагивает как раз те вопросы, с которыми я сталкиваюсь лично.

Что такое трансмизогиния? Для ответа на этот вопрос надо сначала определить два других понятия: мизогиния и трансфобия. Мизогиния это неприязнь или ненависть по отношению к женщина, уничижительное и негативное отношение к женщинам. Трансфобия, в свою очередь, является иррациональным страхом, отвращением и проявлениями дискриминации в отношении тех, чьи гендерные идентичности, чей внешний вид или поведение отличается от общественных норм. Серано сопоставляет (есть на эту тему отдельный короткий текст) отношение разных сообществ к трансженщинам и трансмужчинам и приходит к выводу, что трансженщины обычно подвергаются большему осуждению, а их образ более сексуализирован и чаще приводится в качестве примера чего-то извращённого.

Эти выводы, кстати, согласуются не только с современной популярной культурой с комедийными образами трансвеститов. В читаемой мною сейчас “Истории тела” (недавно мне удалось найти первый том к уже имеющимся второму и третьему) сказано, что во Франции XVIII и XIX столетий женщины, переодевавшиеся мужчинами, подвергались куда меньшему остракизму в сравнении с мужчинами, одевавшими женскую одежду.

Причина, по которой к трансженщинам относятся хуже – сексизм, точнее два подтипа оного. Серано пишет о том, что сексизм может быть выстроен на убеждении в том, что два “противоположных” пола связаны с взаимоисключающими качествами (оппозиционный сексизм), а может базироваться на представлении о том, что мужское по умолчанию выше, лучше и правильнее женского (традиционный сексизм). Два этих убеждения часто дополняют друг друга и вместе они приводят к трансмизогинии – негативному отношению к трансженщинам как к мужчинам, которые показывают, что на самом деле маскулинность штука довольно хрупкая.

Иными словами, трансженщин не любят по тем же причинам, по которым не любят геев: они слишком похожи на то, что сами трансфобы/гомофобы хотят подавить в самих себе. И это тот вывод, с которым я целиком согласна и который согласуется с моей политической позицией, а равно моими действиями. Одна из причин, по которой я пишу в женском роде, называю себя Алексой и трансфеминисткой – заключается в том, что если уж мы считаем мужское и женское равноправным, подобная замена одного гендера другим должна быть совершенно нейтральна. Я хочу показать, что мы можем быть равными, что в женском нет ничего дурного, женское совместимо со всеми этическими и интеллектуальными ценностями, которыми дорожит человечество в целом… поэтому я и выбираю женское.

NB: я уже писала, что у меня есть как личные, так и политические причины. Здесь я пишу про политические, но они не единственные.

Джулия Серано отмечает, что “быть женщиной” для рождённых мужчинами – это то, что на самом деле требует недюжинной храбрости, поскольку такое поведение обычно осуждается, а большинство мужчин бояться быть принятыми за женщин. По этой причине отождествлять с трансженщинами пассивность попросту неверно: это неверно как фактически, так и идеологически, поскольку закрепляет те самые стереотипы, из которых растёт трансмизогиния.

Про сексуальность, сисси и трансженщин

Самый любопытный для меня кусок текста Джулии Серано посвящён сексуализации тела трансженщин. Их образы в медиа гиперсексуализированы, трансженщинам приписываются все связанные с феминностью стереотипы вкупе с повышенной сексуальностью. Трансженщина рассматривается как “не совсем настоящая” (см. про оппозиционный сексизм) и как “чрезмерно женственная” одновременно. Отдельно Серано рассматривает образ трансженщин, не прошедших хирургическую коррекцию пола, в порнографии. Фигура “женщины с пенисом” сводится к её гениталиям, этот феномен особенно ярко проявляется в порнографии (см. к примеру, категорию shemales на PornHub – AT) и, как считает Серано, тут снова проявляется трансмизогинная вера в превосходство пениса над всем женским.

И вот это место мне предстаёт уязвимым для критики. Восприятие “женщин с пенисами” зависит во многом от того, кто именно смотрит и с кем именно себя отождествляет смотрящий. Когда я писала про “правила сисси”, то рассматривала крайне объективирующие изображения с той самой гиперсексуализацией, со снизведением персонажей на снимках до роли секс-игрушек, но при этом эти иллюстрации были как раз рассчитаны на то, что смотрящие отождестяляют себя именно с этими образами.

Акцент на пенисах в таком случае может быть мотивирован не тем, что якобы пенис лучше вагины (одно из “правил сисси” гласит “девушки превосходят сисси”), а тем, что пенис есть у смотрящих с их мужской социализацией и привычкой обращать внимание на эту часть своего тела.

Tagged , . Bookmark the permalink.

2 Responses to Джулия Серано о трансмизогинии

  1. Indiferenta says:

    У меня альтернативная версия. Общество (в среднем по больнице) сексуализирует всех женщин. Т.е. такой стереотипный мужык с мизогинными замашками любую рассматривает с точки зрения пригодности к сексу (для себя). Неважно, что никакого секса у них заведомо никогда не будет и, казалось бы, какая ему вообще разница. Причем рассматривает исключительно только с этой точки зрения, никакой другой у него нет. Т.е. если женщина не соответствует его сексуальным запросам – она плоха в принципе. Транссексуалки как раз именно не соответствуют, причем сильно.

    Вообще, иногда я думаю, не описывается ли так называемая объективация старым добрым словом “эгоцентризм”.

  2. Pingback: Джеймс Дэмор, его “манифест”, Google и большой скандал – Alexa Project

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *