О гендере, гендерквирности и обо мне. Ещё раз.

Тут в очередной раз всплыл вопрос “что такое быть квир” и я решила, что напишу на него ответ – вдобавок к своему FAQ и вдобавок к той статье, которая скоро выйдет. В конце концов, я меняюсь, учусь и живу – поэтому иногда полезно переписывать даже то, о чём уже писала ранее.

1. Что такое гендер и небинарная идентичность?

Итак, для людей совсем-совсем не в теме: есть такая штука, как пол. То есть набор биологических признаков, которые позволяют в большинстве случаев (не во всех, кстати) определить кого-то как мужчину или как женщину: наличие пениса/вагины, матки/яичек, ширина бёдер, рост, оволосение туловища, развитость молочных желёз и тому подобное. Это всё пол. А есть ещё гендер, и гендер это не про биологию, а про социальное с психологическим: какую одежду носить, пользоваться ли косметикой, как сидеть и как говорить. В русском языке, как и многих иных языках, мужской и женский род проявляются в речи постоянно – но это уже не биология, поскольку мне наличие пениса не мешает писать “я подумала и решила”. Всё, что в голове и от головы – это гендер, а не пол.

 

2. Что такое идентичность?

Это то, кем себя называет человек. Идентичность может быть профессиональной (слесарь или домохозяйка), национальной (беларус или японка) и так далее – причём у одной личности могут быть разные идентичности, каждая из которых важна в определённой ситуации. Скажем, в Вильнюсе для местного жителя я в первую очередь русская (так как не говорю по-литовски), а на феминистком мероприятии на первое место выходит моя гендерная идентичность. Кроме того, многие идентичности могут меняться или по-разному восприниматься окружающими: например, уехавшие из России могут столкнуться где-нибудь в США или Германии с тем, что их будут считать “русскими”, а не “башкирами” или “дагестанцами”, которыми их считали в Москве.

Гендерная идентичность – это то, с каким гендером вы себя отождествляете. Как и национальная, профессиональная или любая иная идентичность – гендерная тоже может меняться со временем. Обычно именно этот тезис вызывает наибольшие протесты, однако, если подумать, как раз неизменность гендерной идентичности была бы удивительна.

3. Как гендерная идентичность связана с полом?

Гендер отличается от пола тем, что он вообще-то не привязан к телу, по крайней мере столь однозначно, как это часто представляют. Наличие матки или пениса, например, очевидным образом не являются определяющими признаками: есть женщины без матки и мужчины без пениса или яичек. Большая часть того, что принято считать “женским” или “мужским” создаётся при взаимодействии с людьми, за счёт воспитания, влияния культуры.

Более того, в разных культурах и в разные времена представления о гендере различаются. Так, езда на велосипеде и ношение брюк чуть более ста лет назад считались мужскими занятиями в Европе, включая и Россию. Есть примеры того, как люди выделяли не два гендера (женский и мужской), а штук этак пять. У бугисов, например, были женщины, мужчины, калалай, калабай и биссу. Калалай и калабай – те, кто перешёл из женского в мужской гендер или из мужского в женский, а биссу – вообще те, кто объединяют все мыслимое в одной личности.

4. Трансгендерные идентичности – кто это?

Трансгендерами называют тех, кто переходит из приписанного при рождении гендера в какой-то иной: чаще всего этот переход ассоциируется с медицинской коррекцией пола, но вообще-то в истории человечества трансгендеры существовали задолго до появления современной медицины.

Алтайские полумужички, албанские клятвенные девственницы, тайские катои, самоанские фаафафине, индийские и пакистанские хиджра – это тоже разного рода трансгендерные идентичности. Североамериканские же бердаши, равно как и уже упомянутые биссу – это “третий пол”, люди с не-мужской и не-женской идентичностью; в современной европейско-американской культуре мы тоже имеем кучу гендерных идентичностей. Facebook или Tinder, например, предлагает с полсотни вариантов – хотя многие из них являются лишь вариантами одной идентичности.

5. Транс- и небинарные идентичности – зачем и почему? Гендерная дисфория и транспереход.

Как и зачем люди выходят из приписанного при рождении гендера? Ответ на этот вопрос дать не так-то просто, поскольку бывают разные случаи. Некоторые люди сталкиваются с гендерной дисфорией: это состояние, при котором человек понимает, что рожден(а) в неправильном теле, теле чужого пола. Что именно вызывает гендерную дисфорию – пока не очень понятно, но уже известно что вылечится от неё можно только коррекцией пола.

Важно подчеркнуть: гендерная дисфория на сегодня признана болезнью, но это далеко не то же самое, что навязчивые идеи при, к примеру, шизофрении. Люди с гендерной дисфорией во всём остальном вполне здоровы, они не слышат голосов, не испытывают проблем с памятью или концентрацией внимания, у них сохраняется способность здраво рассуждать: просто они чувствуют себя не в том теле. Нет надёжных свидетельств того, что гендерную дисфорию можно было бы преодолеть отказом – коррекция пола оказывается безопаснее и эффективнее остальных подходов.

При коррекции пола люди проходят курс заместительной гормональной терапии и могут также делать хирургические операции, которые позволяют сформировать тело в соответствии с гендером. На сегодня эти операции не позволяют приобрести полностью работоспособную репродуктивную систему (нельзя рождённому мужчиной пересадить матку и яичники), но вполне реально сделать как минимум неовагину из тканей пениса. Кому интересно посмотреть (да, я знаю, вопрос “а что у них между ног?!” – в числе самых популярных) – вот, пожалуйста, подробный рассказ с фотографиями, в том числе гениталий. Хирургия это для многих важный, но в целом необязательный этап – многие не делают операции в силу медицинских, финансовых или иных причин. А ещё есть те, у кого гендерная дисфория вовсе отсутствует или слабо выражена: я, к примеру, сама вовсе не собираюсь менять своё тело гормонами или тем более хирургическим путём.

Некоторая часть трансгендеров “меняет пол” (термин, на самом деле, считается не очень корректным и его лучше бы избегать) потому, что ощущает себя “не в том теле”. Но есть те, у кого иная мотивация или те, кто вообще говорят о своём гендере в каких-то иных терминах – агендер, бигендер, нейтрал, демибой, квир, пангендер и ещё десятки разных названий, в которых действительно легко запутаться. Что с этими людьми и чем они отличаются?

6. Транс- и небинарные идентичности без перехода.

Я SRY-квир, рожденный с тем куском Y-хромосомы, который отвечает за развитие мужской репродуктивной системы. Во мне почти два метра роста, последние полгода я ходил с бородой и усами, я поднимаю больше и несу дальше в сравнении с женой – но чем дальше, тем больше я убеждаюсь в возможности переноса феминисткого знания и за пределы женского пола.

(автоэтнографическая работа, написанная мною в 2016 году)

Я – гендерквир. Это значит, что я не отношу себя к мужскому гендеру, что мне ближе гендер женский, но при этом я не собираюсь перестраивать своё тело. Мне нравится многое из того, что относят к женской сфере в обычной модели “мужское-женское”, я хочу быть скорее как женщина, но меня устраивает моё тело. Кроме того, у меня не было гендерной дисфории, но были очень яркие эпизоды, когда я ещё в детстве хотела быть андрогинной, думала о том, что хочу выносить ребёнка, что я хотела бы взять всё лучшее от мужского и женского; позже я иногда просыпалась с ощущением “девочки внутри” и это был практически мистический опыт. С материалистических позиций речь, конечно, идёт о каких-то нейробиологических эффектах, но субъективно это действительно очень сильные переживания, которые я не могу просто взять и выкинуть из своей жизни.

7. Полумистический опыт “девочки внутри” и иные соображения.

Оборот “девочка внутри” вообще довольно распространён – я слышала его от многих трансгендерок (м2ф – переходящих из мужского в женский гендер) и этот феномен, безусловно, ждёт своего часа. Понятно, что не испытавшим его на себе передать детали довольно затруднительно, но когда я слышу “и тут она во мне сказала “Выпусти меня”” – я прекрасно понимаю, насколько это мощная штука. Выход своей “девочки внутри” это очень сильное переживание, после которого многие часто и принимают решение о переходе или каминг-ауте, то есть о раскрытии своей гендерной идентичности.

При этом я не уверена, что этот опыт универсален. Наряду с ним возможна и иная ситуация – вы раз за разом не вписываетесь в приписанный вам при рождении гендер, вас дразнят в школе за “кидаешь как девчонка” или обвиняют в недостаточной женственности, вам постоянно указывают на то, кем вам нужно быть и кем вы быть не хотите – и в определённый момент это приводит к выходу за пределы гендерной матрицы. В одной из первых серьёзных работ по социологии сообщества людей, переодевающихся в одежду противоположного пола (анонимно опубликованное исследование в начале 1950-х годов) были рассмотрены примеры людей, выдававших себя за мужчин или женщин ради реализации в профессиональной сфере или по экономическим соображениям.

Совсем кратко и обо мне: я гендерквир потому, что я давно чувствовала, что не вписываюсь в рамки мужского гендера. И потому что однажды я просто осознала, что не могу больше скрывать “девочку внутри”. Это красивый, потрясающий и плохо вербализуемый опыт.

8. Патологичность.

Считать ли транс- и небинарные идентичности патологичными? Объективная наука говорит нам, что трансгендеры столь же умны, столь же способны к сопереживанию и поддержанию социальных связей, сколь все остальные люди.

Есть ряд специфических проблем, связанных с отторжением транслюдей окружающими – но если взять обычного человека и подвергнуть его сопоставимому остракизму, то у него тоже вырастет и риск депрессии, и риск формирования зависимостей, и в целом его жизнь станет ощутимо хуже. Это не проблема медицины, это проблема трансфобии в обществе: исправлять нужно тех, чьё мнение об окружающих зависит от того, какой формы гениталии у этих самых окружающих. И тех, кто считает будто все окружающие обязаны соответствовать их ожиданиям в отношении внешнего вида, предпочитаемых занятий и выборе спутников жизни.

9. Как они ЭТО делают?

Это, на самом деле, важный вопрос. Потому что, во-первых, именно через “неспособность к продлению рода” часто обосновывают патологичность трансгендерности, а, во-вторых, люди пытаются понять, как можно заниматься сексом в паре, отличной от “мужчина и женщина”.

Если говорить про размножение, то какие-то проблемы есть только у трансженщин, совершивших хирургический переход и не располагающих замороженной спермой. Трансмужчины, если у них осталась матка и яичники (а это бывает довольно часто) могут вынашивать детей; все остальные обычно имеют более-менее обычные репродуктивные органы. А что касается секса… сексом все занимаются очень сильно по-разному, здесь нет каких-то определённых закономерностей: всё зависит от личных предпочтений и физиологических возможностей. Хирургически сформированные вагины в последние десятилетия как правило обладают должной чувствительностью, хирургически сформированный пенис менее совершенен из-за невозможности создать пещеристые тела (поэтому используются импланты, аналогичные применяемым при оперативном лечении эректильной дисфункции), однако пальцы, руки, рот и ящик с игрушками у всех более-менее одинаковы.

Важно подчеркнуть, что выбор конкретных сексуальных практик не обязательно связан с гендерной идентичностью. Иными словами, все отказавшиеся от идентификации себя в качестве женщин обладательницы вагин не отказываются от, к примеру, пенисовагинального секса и не хотят поголовно “оказаться в мужской роли”. Верно и обратное – все обладающие пенисом люди с не-мужскими идентичностями вовсе не обязаны любить практики, связанные с проникновением уже в их тело. В моём конкретном случае сексуальность вообще стоит не выше третьего места в перечне причин, по которым я называю себя гендерквиркой и пишу в женском роде: если бы мне хотелось чего-нибудь этакого, можно было бы спокойно ограничится пеггингом.

Tagged , . Bookmark the permalink.

3 Responses to О гендере, гендерквирности и обо мне. Ещё раз.

  1. serebryakov says:

    Давно хотел спросить, а тут повод.
    Вам не кажется, что
    >Всё, что в голове и от головы – это гендер, а не пол.
    – это мало того, что неправда, так еще и противоречит тому, что вы сами же пишете ниже:
    >Некоторые люди сталкиваются с гендерной дисфорией: это состояние, при котором человек понимает, что рожден(а) в неправильном теле, теле чужого пола.
    Если “гендер” – это то, что “в голове”, чисто социальный конструкт, то понятие гендерной дисфории вообще теряет смысл, и непонятно, почему
    >вылечится от неё можно только коррекцией пола.
    Потому что “социальное” – это по определению “то, чему мы научаемся”.
    Это я к чему – во всех классификациях, которыми вы пользуетесь, напрочь выпущена такой элемент, как “психологический пол” (как элемент биологического), та часть идентичности, которая не задается социально. Очевидно, что она существует – см. выше, Дэвид Реймер не даст соврать. Но ведь и к гендеру ее относить неправильно. 🙂

  2. Pingback: Джулия Серано о трансмизогинии – Alexa Project

  3. Pingback: Грязные разговоры и расовый вопрос – Alexa Project

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *