Вторая попытка возвращения Мартенсов

Интервью, взятое корреспондеткой “Медузы” Анастасией Сивцевой у Евгения Мартенса – крайне любопытный материал. Я вчера обещала про это пост и сегодня его написала, хотя это было непросто – в таких случаях мне всегда тяжело отделить личную позицию от исследовательской. Поэтому вначале пара слов общего характера.

Феминисткая и личная оптика

Я феминистка и гендерквир. Расти я в семье спикера – моя жизнь была бы крайне сложной, у меня было бы очень травматичное отделение от родителей и я даже не уверена, что выжила бы в принципе, процент суицидов у ЛГБТ+ детей в гомофобных семьях заметно выше среднего по сверстникам. Смотреть нейтрально на чужого отца, который творит такое – мне практически нереально, по-человечески я негодую и думаю о ситуации в исключительно нецензурных терминах. Мне представляется порочным и отношение к матери, которая фактически лишена голоса, и подход “дети рождались один за другим” – интервалы между беременностями меньше года вредят как женщине, так и её детям.

Чуть подробнее: рекомендации Mayo Clinic и WebMD – популярные, но в целом довольно качественные ресурсы – указывают на повышение рисков различных заболеваний/патологических состояний у детей, выношенных с интервалом менее года (между беременностями, а не родами!). Речь идёт как о преждевременных родах, так и о психических заболеваниях вплоть до шизофрении и расстройств аутического спектра. Оптимальный промежуток – от 12 месяцев для женщин, которые планируют в возрасте старше 35 лет родить нескольких детей до 18 месяцев в случае со всеми остальными.

Если в семье 10 детей, появившихся за 17 лет – семья явно шла на риск. А в сочетании со всеми прочими деталями я почти наверняка уверена, что “папашка-герой” просто не пользовался контрацепцией, наплевав на возможные риски. Ну а чего, не ему же вынашивать-то?

Врач, обращаясь к сидящему в его кабинете мужчине – “Вы беременны”. И подпись – “День, когда аборты станут бесспорным правом”.

Другая сильно отталкивающая деталь:

— Это было исключительно мое решение. Родственники были против, дети есть дети, а жена нейтрально относилась. Я являюсь отцом, и это у меня должен быть план, как прокормить семью. Ответственность — на муже, я не мог возложить ее на жену. (…) Все оказалось не так, как представлял себе европеец, который 27 лет провел в Германии. Климат был очень суровый, а мы приехали в середине декабря. Семья была не подготовлена к такой холодной зиме. Хорошо, что местное население нам помогало. Эти месяцы я не работал: занимался документацией. Печку топил, дрова заготавливал, автомобиль купил. Дети не ходили в школу. У нас была мечта о домашнем образовании, что в России предусмотрено законом. Но на этой почве с местными властями у нас были разногласия. Также я хотел заниматься фермерским хозяйством, но там условий для этого просто не было.

Человек сначала сдёрнул всю семью только потому, что ему так захотелось, а затем внезапно обнаружил, что в декабре в Новосибирской области морозы, дом развален (20 лет там никто не жил – столяр по образованию не мог не понимать, что это значит!), а финансовые перспективы не слишком определенные. Хотя, казалось бы, найти информацию о климате, величине детских пособий и кредитных программах для фермеров можно было бы и не выезжая из Германии. И это не молодой мужчина с первенцем, а “глава многодетной семьи”, состоявший в браке 17 лет и даже имеющий пусть неудачный, но всё-таки опыт частного предпринимательства в Германии!

И напоследок. Я нашла упоминание того, что Мартенс решил уезжать из России не просто так, а после довольно подозрительного случая:

Однако, прожив почти три морозных месяца на севере Новосибирской области в старом большом доме, немцы неожиданно исчезли из России. Австрийский правозащитник Гарри Мурей, представляющий интересы семьи, раскрыл тайну бегства Мартенсов.

— Гарри, почему Мартенсы вернулись в Германию?

— Что бы там ни говорили, но Евгений — хороший отец. Да, он не очень разговорчивый и не любит жаловаться (правда, что ли? – AT). Причина бегства Мартенсов из России — дети. В феврале одна из его дочерей случайно упала с кровати и сломала ключицу. Родители отвезли девочку в районную больницу, где ей наложили гипс. Бытовой случай. Но ваши медики, и я их понимаю, сообщили о нем в правоохранительные органы. Они обязаны были так поступить. Вскоре к Мартенсам пришли сотрудники полиции и стали выяснять обстоятельства получения травмы. Евгений запаниковал – это тоже понятно. Пришли раз, другой. Поймите, он уже проходил через это в Германии. Визиты русских полицейских – всего лишь административная функция, за ними ничего не последует. Ну, пожурили бы их с Луизой из-за недосмотра за ребенком, провели бы профилактическую беседу. А Евгений испугался, что у него могут отнять дочь. Для него это было неприемлемо. Вот почему он в одночасье собрал семью и уехал из Сибири назад в Германию.

Лично мне паника в такой ситуации как раз не то, чтоб непонятна – она вовсе заставляет предположить, что Мартенс мог избить дочь. Указания на это также содержатся в ряде полуанонимных комментариев, но их достоверность уже вызывает большие вопросы.

Социологическое: большие идеи и ответственность

Я уже писала, что Евгения Мартенса подвело желание получить идиллическую картинку “традиционной семьи в деревне” с сохранением тех благ, которые предоставляет только современное общество. Иными словами, нельзя одновременно получить несколько сотен евро на ребёнка и отсутствие внимания государственных чиновников к воспитанию детей: общество доходит до таких платежей только потому, что признаёт важность детства, а это автоматически предполагает и защиту прав ребёнка. В том числе от возможных злоупотреблений со стороны родителей или опекунов: не хотите контроля, езжайте туда, где нет пособий.

Но это ещё не всё. В этой истории любопытен и другой момент:

— Мы не говорим с ними о сексе. Я понимаю, что они будут слышать все термины от своих сверстников. Но все-таки мы как порядочные родители считаем, что с детьми неуместно говорить об этом. Поэтому пришлось объяснить им, какие ценности мы преследуем, читаем Библию — все понятно на эту тему.

Реально “глава семьи” уходит от ответственности: он не находит в себе сил говорить о сексуальности и разбираться в этом. Да, это тяжело, это требует вдумчивой подготовки, но если уж вы назвались отцом, то извольте соответствовать. К образованию детей Мартенс относится явно не слишком внимательно:

Мы были в шоке, когда заглянули в книжки. Я не знаю, почему мы раньше не делали этого. Там на некоторых страницах полностью раскрывается тема секса.

Просмотреть учебники детей только на четвёртом году обучения – причём явно не самого старшего ребёнка – это расходится с образом внимательного отца, но укладывается в консервативную гендерную модель. В этой модели (здесь я сошлюсь на текст, написанный как раз с позиции консерваторов, на статью Олега Матвейчева: см. тут) мужчина объявляется главой семьи, прообразом самодержца и самого Бога, сосредоточением власти и трансцендентной фигурой. Мужчина это тот, кто наделён властью и тот, чья активность направлена вовне, мужчина-консерватор живёт большими идеями, а не тем, что находится здесь и сейчас.

Я не удивлюсь, если Евгений Мартенс ни разу не менял подгузники, не покупал жене прокладки, не знает медицинской истории детей, не умеет готовить и подбирать вещи для стирки: это вполне типичная картина для мужчины, поглощенного вопросами вида “как нам обустроить Россию” и “что такое порядочность семьи”. Телесность, сексуальность, питание, поддержание порядка, уход и присмотр за детьми – всё это выпадает в женскую сферу, зато на повестке дня встаёт религиозное и общественное. И под “общественным”, как можно видеть, имеется в виду “судьба христианской веры” или “русское единство”, а не кредитная ставка, поиск педиатра или обеспечение домашнего обучения.

Комментарии на странице Владимира Полубояренко в Facebook. Он обещал семье из Германии выделить дом.

“Мужская трансцендентность”, направленность на глобальное и великое, видна также в реакции российских властей. Приехавший русскоязычный немец – это точка схода “русского мира” с “крахом Европы” и чёрт знает что ещё – поэтому Мартенс получает не повестку в суд за невозвращённые деньги, а приглашение попробовать ещё разик уже на юге страны. Величина пособия на ребёнка старше трёх лет из многодетной семьи в Новосибирской области при этом 318,88 рублей в месяц, меньше пяти евро и примерно килограмм мяса по российским ценам. Для Краснодара актуально также пособие многодетным семьям в 3693 рубля… на год. Ну а такие “мелочи”, как приспособленные для родителей с маленькими детьми туалеты, пандусы для колясок – это, думаю, каждая ходившая с ребёнком по российским городам может оценить самостоятельно.

Социологическое: субъектность

Ещё очень характерный фрагмент из интервью:

Мы сравниваем первого сына с остальными детьми и видим, что посещение тех уроков оставило на нем негативный отпечаток. Секс-просвет действует на ребенка как заразный вирус на компьютер. Он вроде работает, но делает не то, что вы бы хотели, он заторможен. Понимаете?

Метафора “человек как компьютер” в принципе довольно популярна, но тут она выступает в несколько неожиданном качестве. Обычно сравнивая человека с компьютером люди делают акцент на то, что наш мозг тоже работает с информацией и что работа мозга может быть каким-то образом алгоритмизирована: эту метафору любят программисты вместе с некоторыми популяризаторами науки… но в данном случае компьютер это не информационная машина. Это инструмент, орудие. Которое вдруг делает не то, что вы бы хотели и заторможено.

Дети в консервативной модели – всё той же, на которую я ссылалась выше – есть просто орудия. И в тексте Мартенса мы это тоже видим не только на уровне метафоры:

— Как отнеслись к этому ваши жена и дети?

— Это было исключительно мое решение. Родственники были против, дети есть дети, а жена нейтрально относилась.

Он не говорит, что дети были против. Не говорит, что они были за. Мнение детей вообще не важно. Пусть их десять человек, пусть старшие уже скоро поступят в институт – их мнение не важно. Кстати, я бы многое дала за возможность узнать мнение родственников и вообще услышать эту историю с другой стороны, не из уст “главы семейства”. Думаю, что история будет развиваться дальше и мы, наверное, узнаем много нового.

Tagged , . Bookmark the permalink.

One Response to Вторая попытка возвращения Мартенсов

  1. GNU/Hurt says:

    Ну стараниями таких деятелей, слово “р-с-к-й” и слово “г-в-юк” скоро станут синонимами. Стоп? Уже!

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *