12 июня, продолжение

Итак, вторая часть, по мотивам прошлого поста о протестах 12 июня. Полноценно поучаствовать в акции мне не получилось, зато была небольшая движуха вокруг меня с плакатами у фонтана и церкви у метро “Белорусская” (десять полицейских + прохожие — все смотрели на плакаты и слушали про токсичную маскулинность и Конституцию РФ), небольшая же пауза, ну а потом меня же с плакатами и стопкой феминистких газет повезли в ОВД.

Кстати, если обыкновенный федеральный депутат ездит всего лишь на машине с мигалкой, а министра максимум сопровождает пара полицейских на одном служебном автомобиле, то Алекса ехала с листовками в сопровождении 12 человек полиции на целом автобусе. Одна. Круче было бы попасть в суперэлитный ОВД “Даниловский”, но и так неплохо получилось.

Далее было занятно. Во-первых, в отделении уже было несколько десятков человек. Во-вторых, никто не смог понять, что со мной делать: задерживать за плакаты было явно как-то уж очень глупо (я же неспроста читала историю диссидентов), а феминисткие листовки оказались тоже какими-то странными. В них не только не было ничего явно против власти, так ещё и там было несогласие с Навальным по некоторым пунктам. Стопку листовок оставили, а меня отпустили без составления протокола – по крайней мере, я ничего не подписывала.

При этом в Москве, по сугубо предварительным оценкам, задержано свыше 700 человек. Петербург – раза в два меньше. Число участников/ниц оценить довольно сложно в силу того, что они были не собраны в одном месте (а даже тогда подсчёт людей не столь прост), но, по словам представителей мэрии Москвы, их было пять тысяч. Реально, конечно, думаю что речь идёт о цифрах в несколько раз больше, потому что иначе, получается, задержали вообще почти седьмую часть.

Провокации и риски

Отдельно стоит вопрос об этической стороне Алексея Навального переносить всё на Тверскую. Мне это решение кажется далеко не однозначным, и даже не потому, что это можно интерпретировать как провокацию массовых задержаний. Если уж говорить о негативных сторонах такого переноса, то это скорее потеря видимости (тысячи людей на одной площадке видны лучше, чем в нейтральной толпе) и это плохо как раз для организаторов. Но вот мнение, представляющееся мне весьма разумным:

Мнение эксперта в тонкой области протестов (меня) о переносе митинга с проспекта Сахарова на Тверскую. У кого-то в комментариях проскочил важный, но незаметный в бреду фейсбучных обсуждений, аргумент: без звука на большом митинге легко устроить провокацию. Ровно то, что сделали на Болотной 6 мая. Всё вырубили не для прекращения конфликта, а для невозможности его прекратить.

Поскольку медиа раскручивали вбросы о “возможных провокациях”, шанс на них высок. Кремль движуху постарается прихлопнуть и сценарий у них ещё с жандармских времён прост: провокация, побоище и судилище. Если Навальный сознательно или случайно выскочил из одной ловушки, это хорошо. Медиа-подготовка к новому процессу против оппозиции в разгаре. Т.е. установка всё провернуть до президентских.

Не уверена в том, что так и есть, но это разумно. Многотысячный митинг без возможности что-то громко объявлять – в том числе небезопасно.

Что дальше?

Из аналитики стоит посмотреть текст Максима Иванова для “Коммерсанта”, с опросом как экспертов, так и политиков. Из него можно сделать интересный вывод – ужесточение законодательства не помешало вырасти доле тех, кто допускает возможность массовой протестной акции. Не упало и число тех, кто готов выходить: и это закономерно.

Протестные акции это результат того, что издержки от участия оказываются меньше ценности протеста. И тут вот какой момент – можно повышать издержки, но этот процесс не бесконечен. Ну, положим, сделаете вы очень высокие штрафы за любое нарушение и де-факто начнёте задерживать всех, кто вообще проходил мимо, ОК. Если назначить штраф 100 тысяч рублей человеку, который вышел из-за сокращений на своём предприятии с зарплатой 25 тысяч в месяц, это не заставит его в следующий раз сидеть дома. Это заставит его выйти в следующий раз злым и решительным. Да, в каких-то небольших пределах запретительные меры работают, но лишь в небольших; кроме того, ресурсы полиции ограничены и уже сегодня я наблюдала в отделении натуральный бардак – если задержали бы не 700 человек, а 7000, это уже просто превысило бы возможности городской полиции. Рапорты, протоколы, проверки на предмет того, не числятся ли люди в розыске, рапорт по ещё одной форме – и всё писать вручную. При том, что постоянная работа тоже никуда не девается и кому-то надо патрулировать спальные районы, выезжать на вызовы и дежурить в метрополитене.

Наиболее эффективно погасили протесты (кто не застал или не видел, вот фотографии протестных акций 1989-1991 годов: в феврале 1990 на Манежной было триста тысяч) экономические изменения. Даже в 1996 году, когда падение уровня жизни значительной части населения России было очень заметным, антисоциалистическая риторика в предвыборной агитации работала весьма эффективно и выстраивалась она на противопоставлении “Ельцин и рыночная экономика/Зюганов и социалистическое планирование”. Устранение дефицита товаров в девяностые и рост благосостояния в нулевые годы стали тем, что сделало повторение столь массовых акций невозможным.

Но в среднесрочной перспективе ждать экономического роста явно не стоит, в то время как для спада предпосылки сохраняются. Предпосылки нематериальные тоже лишь усугубляются, так что сегодняшние протесты могут даже в 2017 стать не самыми крупными и заметными.

Зарисовки

Полицейские между собой обсуждают отпуска, дословно. Не писала на диктофон, но запомнила и отметила потом в полевых заметках:
— Абхазия? Вода, еда (неразборчиво).
— Ага. Там вода цветёт иногда, вот тогда травануться как делать нечего.
(…)
— Я тут Крым посмотрел. Всё включено – 117 тысяч рублей за десять дней.
— Да ебануться, бля, нахуй!
— Вот. Если только завтрак, то 80 (?).
— Турция.
— Угу.
Отпуска за границей РФ стали для полицейских проблематичны и вот это, похоже, для режима проблема посерьёзнее Алексея Навального. Который, даже если будет участвовать в выборах, всё-таки при совершенно честном подсчёте голосов вряд ли стал бы победителем. Ну набрал бы 40% против 60% – и чего? А когда даже полиция, согнанная на разгон протестных акций, между собой ругается за испорченные отпуска – это уже серьёзнее. Причём опять-таки проблему себе создали на ровном месте и своими руками, ведь большого смысла в ограничении выезда нет:

Кстати, по человечески этих мужчин было даже жалко. В автобусе без кондиционера было не меньше +25 и если я в лёгкой рубашке и джинсах чувствовала себя отлично, то сидящие рядом были облачены в форму с дополнительной защитой. Не знаю, как это правильно называется, но специальные щитки на коленях, локтях и прикрывающие верхнюю чась туловища, а равно тяжёлые ботинки на ногах – явно не способствовали комфорту.

(полицейский) — У меня пот по пузику стекает
(сидящий рядом его коллега): — Кхм.
— Чего так покраснел сразу, а?

Меру неразберихи в отделении передаёт то, что за одним сотрудником в определённый момент пошло два человека – тот, кому сказали “пошли” и ещё один. Пройдя этаж и оказавшись перед нужной дверью, полицейский внезапно увидел какого-то постороннего парня и с удивлением спросил, кто этот человек и что он тут вообще делает. =) Народ носился с бумагами, окрикивал друг друга, а вопрос “в какое же отделение меня везти” решали, кажется, пятеро и на протяжении 20 минут.

Ну и бесспорный фаворит в разговорах с полицией:

— А это у вас откуда?
— Ну как? Статья вторая Конституции РФ.
— А я и не знал, что у нас такое там есть…

Последнее, я считаю, самое симптоматичное.

Личное

Собственно, пока рано делать окончательные выводы – мало ли, может ко мне с обыском домой нагрянут, например? – но судя по отсутвию протокола о правонарушении, я таки успешно разрешила неприятную ситуацию “гражданин, пройдёмте”. Хотя вела себя, как мне уже заметили, совершенно не по правилам.

Рискну предположить, что сработало и то, что я не вписалась в типовые схемы (так, за Навального? Пройдёмте!), и то, что была вежлива и адекватна. Последнее, положим, не сработает при “жёстком винтилове”, когда хватают грубо всех подряд, но у меня был иной случай.

Tagged , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *