Три видео и комментарии

В эту субботу я предлагаю три видео с моими комментариями, которые можно считать приглашением к дискуссии. Одно видео про гендер, одно про политику, одно с гей-прайда в Тель-Авиве. Начну с гендерного:

Видео с субтитрами на русском начинается как простой ролик “посмотрите, лесбиянки действительно могут узнавать других лесбиянок” – но далее в нём ставится вопрос, который перекликается с тем, что обсуждалось вчера на организованных РФО ОНА феминистких чтениях в Москве. А именно – женская уверенность в себе. По мнению героинь ролика, лесбиянки опознаются не по каким-то особенностям макияжа, одежды или причёски, а по манере держаться, по большей уверенности в себе.

У Симоны де Бовуар во “Втором поле” – классической книге, с которой во многом началась вторая волна феминизма в середине XX столетия – тема уверенности тоже занимает важное место. Писательница пишет про то, что женщин приучают с детства сомневаться в себе, обесценивать своё мнение и свои умозаключения, а выйти из этого не так-то просто. Женщина, уверенная в своих способностях, своём мнении и своих правах начинает восприниматься как “менее женственная” и отпугивает многих мужчин; слова современных лесбиянок отчасти это мнение классика феминисткой мысли подтверждают.

Теперь политика:

Петр Милованов, давший команде Алексея Навального триста тысяч рублей (5 тысяч евро примерно, 10 типичных зарплат по стране), объясняет зачем он это сделал. Объяснение по сути совершенно правильное: выборы просто обязаны проходить именно так, с выдвижением кандидатов, сбором подписей по регионам, открытием штабов, массовой агитацией, дебатами и скандалами. Это не просто “как в Европе или США”, это вообще единственный способ на сегодня сделать так, чтобы власть доставалась адекватным людям и чтобы властью не слишком злоупотребляли.

Я очень часто слышу аргумент – “это всё разговоры, а кто будет делать дела?”. На это у меня простой ответ: политика это не про “дела” вообще. Дела делались прекрасно и в Третьем Рейхе: строительство дорог, расследование квартирных краж, вакцинация детей, выплата пенсий – всё это было даже у тех режимов, которые мы справедливо считаем эталоном отвратительности. Даже в Зимбабве во время гиперинфляции были хорошие дорожные указатели, платная парковка, у жителей в довольно бедных районах на стенах висели спутниковые антенны – поэтому “ну в прошлом году мы положили плитку, открыли столько-то школе” вообще не может быть мерилом для успеха политики. Потому что “дела” делаются везде, просто где-то с помпой открывают автобусную остановку, а где-то сажают автоматическую станцию на Марс.

Политика это о том, какие идеи и какая этика стоят за “делами”. В этом отношении, кстати, Алексей Навальный далеко не идеален – он популист, политик, который обещает всё то, что способно принести ему голоса; однако его ближайшие оппоненты вообще перестали быть политиками в том смысле, что я уже очень давно не вижу внятных обращений к людям. Я слышу либо унылый официоз в духе “перечень надоев” и “если не Путин, то кто?”, либо не слышу ничего. При всех моих симпатиях к “Яблоку” я эту партию в последний год замечала только благодаря её гендерному блоку и в контексте протестов относительно реновации в Москве. Хотя, казалось бы, сейчас все должны из кожи вон лезть, чтобы их кандидаты набрали как можно больше голосов в марте 2018 на президентских выборах.

Вспомните Берни Сандерса. Пожилой – ему скоро 76 лет исполнится! – сенатор от штата Вермонт во время предвыборной кампании в США активно выступал повсюду. Даже в русской Википедии есть огромный перечень его позиций по разным вопросам, человек ездил по стране и говорил, говорил, говорил. Это, на самом деле, очень важно, обсуждать разные вещи, от прогрессивной шкалы налогообложения до легализации марихуаны. Когда люди говорят, они начинают иначе думать, они лучше понимают ту или иную тему и в итоге повышается вероятность принятия грамотного решения: не происходит так, что депутат парламента несёт какую-то полную ахинею, выдающую абсолютное незнание предмета.

То есть лично я поддерживаю Навального не потому, что это лучший кандидат, а потому что в стране должна быть политическая жизнь. Не система “крепкие хозяйственники у власти” (вся “крепкость” в итоге оборачивается затяжным кризисом с неявными перспективами), а то, что позволяет выбираться если не самым лучшим, то хотя бы самым убедительным. И да, когда говорят про то, что “будут одни болтуны, никого иного народ не выберет, нужна элита, которая сама себя поддерживает” – это вообще нацизм в чистом виде.

А это запись с гей-прайда в Тель-Авиве, сделанная Александром Репиным. Длинная, поэтому при желании можно просто глянуть несколько наугад выбранных фрагментов. Рекомендуется всем, кто представляет гей-прайды примерно вот так:

Этот снимок на самом деле сделан не на одном из гей-прайдов, а на Folsom Street Fair. Которая представляет собой закрытое мероприятие для BDSM-щиков/иц в Сан-Франциско: до 18 лет туда просто не пустят, а с 18 до 21 пускают, но без права покупать и употреблять спиртное. Самые провокационные фото “с гей-парадов” стоит всегда проверять, иногда они оказываются сняты в совсем иных условиях.  Снимок: Pretzelpaws / Wikimedia.

Видео из Тель-Авива интересно ещё вот чем. Израиль, как известно, страна маленькая и окруженная соседями, которые – как бы помягче сказать? – израильтян недолюбливают. В том числе и на религиозной почве. Концентрация радикальных исламистов со взрывчаткой, ножами или вовсе самодельными ракетами там, наверное, одна из самых высоких, поэтому на 8,7 миллионов жителей (четверть, кстати, арабы) только за последние годы пришлись десятки погибших и свыше полутысячи раненых (интифада ножей в первую очередь). Но, подчеркну, Израиль не отказывается от прайда под предлогом опасности массового скопления людей, вызова “традиционным ценностям” или неподобающего времени и места. Напротив, это крупнейшее мероприятие, в нём приняли участие сотни тысяч человек, причём многие специально приехали из других государств. Ибо нефиг, логика примерно такая: “это наша земля, наши законы и если часть наших граждан хочет провести прайд – то мы его проведём. А кто сунется со своими законами на нашу землю – тем их неправоту объяснит ЦАХАЛ”.

Для меня “сильное государство” – это Израиль. Не могу сказать, что я всецело разделяю и поддерживаю действия израильских властей во всех случаях, однако со своей функцией защитить своих граждан от нападений Израиль справляется. И я не могу себе представить ситуации, когда бывший член “Хезболлы” возглавляет, скажем, один из израильских городов и там убивают геев в местных отделениях полиции под заявления местных арабов о том, что у них никогда геев не было и вообще “лучше не играть с огнём”.

Tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *