Sense 8

Сегодня я досмотрела первый сезон “Восьмого чувства”, Sense 8. Ну и, разумеется, всё закончилось гендером и ЛГБТ. Для тех, кто не смотрел сериала, сделаю сразу оговорку: спойлеров практически не будет.

Действие снятой сёстрами Вачовски (те самые, что сняли “Матрицу” и “V значит вендетта” – правда, тогда они были братьями) происходит в нашем мире и в наши дни, только вот там есть люди с одной весьма необычной способностью: восемь человек, рождённых в один день в разных местах Земли, могут телепатически общаться друг с другом, являться друг другу в виде очень реалистичной (но невидимой другим) проекции и даже передавать контроль над своим телом. Масса всяких ситуаций вида “ей надо уехать от погони, но она не умеет водить машину” решаются при помощи этого обмена легко и непринуждённо, поэтому практически каждая из участниц “кластера” способна становится супергероиней. Робкая женщина, которая больше ладит с компьютерами, чем со спортом, начинает раздавать удары направо и налево, а актёр в критической ситуации выручает сурового, но не слишком красноречивого героя. И несмотря на всякие трюки – это не столько про супергероизм, сколько про психологию с этикой. Часть критиков даже называют Sense 8 занудным, но это неправда, просто сцен с перестрелками/драками/погонями несколько меньше, а психологизма, напряжения или откровенного слезовыжимания – больше. Часть 11 и 12 серии мне вовсе пришлось пропустить, кто смотрели, те поймут, почему.

Видео ниже пример экшена и там немного спойлеров:

Sense 8, по крайней мере в рамках первого сезона, для меня стал чем-то вроде экранизации одного из любимых произведений – “Отклонения от нормы” Уиндема. Там тоже сюжет строился на телепатии и на неприятии “иных людей” окружающими, а ещё в книге была пронзительная сцена близости, одна из лучших во всей прочитанной литературе вообще. Сериал Вачовски, на мой взгляд, это ощущение близости тоже передаёт очень тонко и откровенно, значительное число сцен контактов построены так, что выходят за рамки чисто утилитарного взаимодействия вида “сейчас я за тебя набью морду вот этому негодяю, а ты потом мне поможешь замок взломать”. Мы с Ланой с самого начала ждали, что фармацевтка будет помогать водителю автобуса доставать годные препараты для его больной матери, бравый полицейский будет по всем стрелять, а специалист по боевым искусствам возьмёт на себя все драки – но это оказалось напрасным. Многие сцены построены не столько на обмене навыками, сколько на поддержке словом и духом. Поэтому, поверьте, фильм действительно глубокий.

Кадр из Sense 8, последняя серия. Следует заметить, что операторская работа и выбор мест действия – это отдельное достоинство фильма.

В фильме есть ЛГБТ-персонажи (двое в восьмёрке сенсатов, итого вместе со спутниками – четверо на примерно полтора десятка постоянных героев/инь) и есть сексуальные сцены. У части зрителей с критиками это вызывает весьма забавную реакцию; гейский секс впечатляет моралистов даже больше, чем сцена расстрела одним из героев одного из гадов, пара моментов с отрубанием рук, совершенно душераздирающая трагедия с новорожденным ребёнком (тот не выживает), издевательства над школьником со стороны папашки-алкаша или момент, где другая героиня, её пап и папины приятели упарываются MDMA в сочетании с травой.

Один из главных героев имел очень сложное детство и специфические отношения с одноклассниками. Кадр из сериала Sense 8.

Подборка цитат из критики:

Но начав просмотр, думал ждет меня что-то потрясающее, это ж братья Вачевские сняли, или брат и сестра Вачевсткие. И ту как раз собака и зарыта, видимо в оправдание своего постувка, по смене пола, старший брат решил снять этот гомо сериал. Чувство мерзости не покидало меня с первой серии по последнюю, досмотрел, только потому что в комментариях писали, что концовка просто улет. Но это не так, для меня. Мало того что нам весь сериал от серии к серии показывают и убеждают что гомо отношения это хорошо, так еще приправляют, положительным отношением к наркотикам. Я отец двух детей, и я бы не хотел, что бы это произведение просматривали мои дети. Хочу внуков и здоровых при этом психически и физически. Осторожно сполер, как сказал один из героев ” Я принял его как святое причастие ” – его это мужской половой орган, это надо было одной фразой оскорбить столько человек и конфессий. (орфография сохранена)

Вообще да, фильм не для детей, но не столько из-за наркоты и секса, сколько из-за кровищи и эмоциональности. Это не “Криминальное чтиво” Тарантино, конечно, но дочке я в ближайшие годы показывать не намерена. А если у вас во взрослом возрасте эта нарезка поцелуев мужской пары может что-то поменять – то у меня для вас есть новость относительно вашего положения на шкале Кинси.

Достоинства: Хорошая игра актеров, есть чувтво юмора.
Недостатки: Гомосексуализм и лизбийство (sic! по ссылке спойлер, осторожно!)

Достоинства: Оригинальная идея
Недостатки: Пропаганда гомосексуализма и наркотиков (тут)

Достоинства: Сюжет, Актёрская игра, Музыкальное сопровождение, талантливые сценаристы, разносторонне показаны различные культуры
Недостатки: Гомосексуализм, затянутое начало (отсюда)

Скромно отмечу, что лично я прочла многие материалы с Erowid.com, книги Шульгина, Transmetropolitan и хрестоматийные “Страх и отвращение”. Один мой хороший знакомый год сидел на стимуляторах, некоторое число знакомых при мне регулярно курило марихуану, одноклассник сидел на героине (который покупался прямо в школе), а на газоне пана Казимира в Вильнюсе в прошлом году я нашла просто заросли псилоцибиновых грибов. Их из интереса даже собралась употребить, но как-то руки не дошли, всё не было времени и подходящего настроения.

Употребляющий опиаты килограммами Грегори Хаус, герой House, M.D. смотрит на обвинения Sense 8 в пропаганде наркотив как-то недоумённо. (постер к фильму, показывающий гору банок с таблетками и торчащую наружу голову Хауса).

Если бы дело было только в “пропаганде”, я бы, наверное, уже точно сторчалась, верно? А если принять, что дело не только в виденных сценах, то аргумент “ужас, там пару таблеток съели и косяков несколько выкурили” явно будет уязвимым для критики. MDMA и гашиш в сериале Вачовски употребляла героиня с посттравматическим расстройством и буквально все последние серии нам будут показывать то, с каким же именно прошлым она пытается справиться; не знаю, кому как, но для меня её употребление веществ скорее в одном ряду с викодином доктора Хауса из House, M.D. Даже наркотики Шерлока из нового британского сериала Sherlock – большая “пропаганда”, ведь там гениальный сыщик с успехом использовал препараты для достижения больших целей.

Чем же Вачовски удерживают зрителей у экрана? Да все тем же – эпатажем и визуалом. Для эпатажа в сюжет введены две гомосексуальные пары (в одной присутствует герой, сменивший пол, – зачем мужчина сменил пол на женский и после стал лесбиянкой, нас даже не спрашивайте), религиозные фанатики, бандиты всех мастей и больная СПИДом. (это уже не любители, а профессиональный критик: Евгений Ухов для Film.ru)

Плюс, конечно, для нашего человека обилие ЛГБТ-проблематики в кадре несколько сложновато для восприятия, но тут дело такое, Лана-Ларри Вачовски, чьё альтер-эго нетрудно узнать в одной из героинь, видимо, давно хотела высказаться на животрепещущую тему, и вот, высказалась, тоже заняв некоторое время в начале пьесы. (снова кинокритик: Роман Корнеев для “Кинокадра”)

Тут мне немного неловко писать про те вещи, которые мне кажутся очевидными – но я это сделаю, поскольку процитированные куски показывают необходимость такого “очевидного” рассказа. Эпатировать показом лесбиянок (в том числе транслесбиянок) или геев в 2017 году для большей части развитых стран уже примерно все равно, как если бы кто-то решил в Москве эпатировать выкрашенными в яркий цвет волосами. Да, в 1950-х это был бы скандал, но сегодня всем в общем-то всё равно: я сама много ходила с розово-красной копной волос и дальше отдельных заинтересованных взглядов дело не шло. Лесбийская или гейская пара это необычно, однако никак не эпатаж. Эпатажем мог бы быть, скажем, персонаж-нацист, радикальный исламист или, скажем, педофил: вот на этом да, можно было бы выстроить массу острых моментов… но Sense 8 хоть и взрослый сериал, но никак не эпатажная кинолента, призванная раздражать сразу несколько болевых точек общественного мнения.

Кадр из самого начала фильма: упавший на пол после бурного секса Аманиты и Номи страпон. Если кому вдруг интересно – то такие (точнее, похожие, в фильме была предыдущая модель) можно брать тут, это старая и хорошо известная компания Babeland. Настоящие лесбиянки из Сан-Франциско как раз в таких местах и закупаются.

Связанные с ЛГБТ проблемы в сериале большая часть критиков в России просто не заметила. Хотя это отторжение родителями (буквально убийственная любовь матери Номи чего только стоит!), сложности, создаваемые невозможностью заключения брака (к Номи не пускают в больницу Аманиту: юридически она ей не родственница), внутренняя гомофобия, угрозы аутинга, восприятие собственного тела до перехода – короче, жизнь и Номи, и персонажа-гея (его ориентация ясна не сразу, так что везде скрываю) показана убедительно. Кое-какие моменты авторы, конечно, усилили при помощи наложения паранормальной инаковости на инаковость гендерно-сексуальную, но вышло это, на мой взгляд, органично и убедительно. Причём, сдаётся мне, не из-за передачи личного опыта режиссёрок, но в силу внятной, грамотной и бережной работы с опытом сообщества. Приглашение на роль Номи трансженщины – тоже ход правильный и символичный, тем самым мы перешли от кино про транслюдей к кино, которые транслюди делают о себе сами; на фоне весьма неоднозначных образов трансгендеров в фильмах прошлого это как переход от русских персонажей в “Джеймс Бонде” к фильму, снимаемому непосредственно русскими и в России.

Значительная часть репрезентаций ЛГБТ-персонажей в фильмах ещё 10-летней давности – это примерно как образы “русских” в фильмах о Джеймсе Бонде. Кадр из Octopussy – ленты, вышедшей в год моего рождения. Если не поняли, что тут не так – приглядитесь хотя бы к табличке справа; ещё там был генерал Гоголь и много другой развесистой клюквы.

Вачовски взяли подчеркнуто стереотипные образы: не просто лесбиянка, а транслесбиянка из ЛГБТ-района Сан-Франциско, Кастро. Не просто водитель-кениец, а водитель матуту и обладатель 42″ плоского телевизора в трущобе. Не просто исландка, а диджейка в Лондоне посреди слегка упоротой публики. Они воспользовались рядом микроштампов и затем всё смешали, показав за штампами вполне убедительных людей. Лана, с которой мы смотрели часть серий, вначале стала говорить про то, что они все долго не взрослеющие дети, что ни у кого нет семьи – однако это оказалось неверным. Причём неверным в отношении, казалось бы, самого очевидного кандидата в “вечного ребёнка”, именно с этим персонажем потом связана семейная трагедия, переживаемая уже не в качестве ребёнка, а в качестве родителя и супруга. Специалист по рукопашному бою в общем-то тоже стереотипен (подумайте, какая часть света ассоциируется с рукопашным боем?) и первые сцены драк этот навык вовсю используется – однако одна из драматических схваток с мордобоем решается при поддержке совсем другого героя. И даже формируемое первыми сериями мнение о том, что весь кластер составляют милые, добрые и хорошие люди, которые сообща противостоят злу окружающего мира – тоже не слишком верное, кое-кто проявит себя тем ещё монстром. С понятной мотивацией, но все равно способным добить раненого противника серией выстрелов в лицо с близкого расстояния. Ожидания относительно героев, основанные на стереотипах, оправдываются не всегда, быдь то стереотипы кинематографа или о национальностях/гендерно-сексуальной идентичности.

Хотя, конечно, “эффект штурмовика” Вачовски сохранили. Если уж по “нашим” стреляют, то, будьте уверены, у толпы бандитов нет вообще никаких шансов даже поцарапать героев осколками разлетающейся от пуль мебели. Машины становятся укрытиями от автоматных очередей, зато гранатомётный выстрел по злодеям производился явно едва ли не тактическим ядерным зарядом – кто видел этот эпизод, сравните с реальным РПГ-7В или немецким Pantzerfaust 3. Реальные выстрелы бабахают знатно, но до взрыва в фильме всё равно далеко, разве что машина, куда попали, была забита взрывчаткой сама.

Возможно, меня Sense 8 зацепил потому, что резонировал с моим личным опытом. Я в детстве боялась попасть в больницу и потому за линией “персонажа спасают от лоботомии” следила особенно живо, а образ Номи мне близок как гендерно-небинарной персоне. Темы жизни в качестве “иной”, детско-родительских отношений, переживания потери, радости от обретения “избранной семьи” тоже раскрыта сполна. Да, отчасти персонажей можно упрекнуть в том, что они говорят штампами – но вот лично я местами именно так и думаю.

Sense 8 – все персонажи из объединенного паранормальной сявзью кластера. Медвежатник Вольфганг, фармацевтка-химик Кала, диджейка Райли, хакерка Номи, полицейский Уилл, финансистка Сан, актёр Лито, водитель Кафеус. А ещё есть прекрасная Аманита, партнёрка и де-факто жена Номи.

У нас, кстати, вообще про многие вещи адекватного языка нет, от той же квир-проблематики до тех же взаимоотношений с родителями; у нас говорят про “проблему отцов и детей” как некую естественную реальность, хотя на самом-то деле она вполне себе социально-политическая и “конфликт поколений” зачастую просто конфликт между двумя по-разному уязвимыми группами. В “Восьмом чувстве” даже это если не проговаривается явно, то хотя бы обозначается: родители у всех разные и в разных отношениях с потомками, от зависимой мамы-кенийки с развивающимся СПИД до “Майк-я-тебя-люблю-на-своих-условиях” и “есть-пять-вещей-в-этой-жизни”.

Tagged , . Bookmark the permalink.

4 Responses to Sense 8

  1. onanismus says:

    2017 год на дворе, а из ящика так и лезет эта комсомольская пошлятина про “иных, не принимаемых обществом”. Хуже надоев в колхозе имени трудового ордена имени красного знамени имени ленина.

    • Alexa says:

      Ммм… пока из ящика у нас скорее лезут скрепы. А ещё из радиоприёмника – Милонов. В США, если ты трансженщина, твой риск быть убитой примерно на порядок выше, чем если ты просто женщина. Историй вроде истории Номи – у нас вот “Дети-404” можете почитать, а в США – Dude, You Are Fag.

      Но да, появление в сериале по подписке аж двух негетеросексуальных пар – это страшное, ужасное и тоталитарное насилие над зрителями.

      • onanismus says:

        Ой, да будто identity politics – не скрепы. Попробуйте в каком-нибудь англофонном ЛГБТ-форуме написать, что вы трахаете собак – будет вам сто подгоревших каментов про consent, хорошо ещё голову вам отрезать не пожелают, игил-стайл. Так что да, кому – таторы, а кому ляторы.

  2. Pingback: Запрет “пропаганды нетрадиционных отношений”: почему это провал с самого начала – Alexa Project

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *