О плохой журналистике и политпропаганде

Сегодняшний пост несколько выбивается из общего ряда. Он про те сайты, на которые я постоянно получаю ссылки от читателей: речь идёт о пророссийских ресурсах, пишущих всевозможные вещи про Украину.  Ибо надоело объяснять, что с этим всем не так. Если вы в следующий раз захотите показать мне какое-нибудь “разоблачение мошенницы Амины Окуевой” или там “ужасы 2 мая в Одессе”, то лучше сначала прочтите это. Если вам показывают нечто подобное, а вы не хотите с этим спорить сами – возможно, предлагаемый текст вам поможет.

Отвращение и страх

Поводом для текста стало небольшое обсуждение в комментариях к прошлой записи. Я думала сделать короткий ответ, но в процессе поиска я погружалась всё глубже в мутные воды политической пропаганды, сомнительной журналистики и явно кем-то организованных кампаний. Должна признаться, даже для видавшей изнанки анонимных имиджборд и знакомой с массой всяких ресурсов об альтернативной (сильно альтернативной, вплоть до фетиша на комиксы с убийствами и пытками) сексуальности это было тяжело: сейчас я закончу писать и пойду мыться.

Представление о безднах этого мира политпропаганды в России даёт скриншот:

Если это “лучшие” новости, то “худшие” я смотреть, пожалуй, не решусь. Кстати, в СМИ такого быть просто не может: слово “бляди” – это повод для предупреждения и, при повторе, отзыва лицензии. Скриншот ленты “лучших новостей” на “Новостях дня”. Кстати, при попытке дойти до дна сайта в поиск контактов и информации мне стали бесконечно подгружать баннеры вида “Интимные фото певицы”.

Как я выяснила, именно с этого дна рунета и всплывают те “новости”, которые можно увидеть где-то в сравнительно приличном месте. Впрочем, начну по порядку, отталкиваясь от одной конкретной истории.

История Амины Окуевой, урождёнки Одессы

Всё началось с того, что прошлую пятницу я написала о том, что эффект “гендера по умолчанию” – когда мы считаем обладательницу экзотического имени с неочевидным окончанием мужчиной – сработал на примере украинской активистки Амины Окуевой. Окуева родом из крымских татар и она получила достаточно широкую известность как женщина, участвовавшая сначала в событиях на Майдане 2013/14, а потом воевавшая в Донбассе на стороне украинских сил. Образ женщины с оружием в руках вообще заслуживает отдельного анализа, но сейчас, чтобы не растекаться в сторону, скажу главное: 2 июня её мужа попытался застрелить представившийся журналистом французского Le Monde киллер. Амина, по её собственным словам, в ответ открыла огонь из собственного оружия и причинила нападавшему тяжёлые ранения.

Вчерашний масштабный обзор Юлианы Скибицкой, журналистки “Медузы”, позволяет говорить о том, что стрелявший оказался известным преступником, которого называли “личным киллером Кадырова” на том основании, что именно с ним связывались убийства оппонентов главы Чеченской республики. Я кратко пересказала в пятницу то, что произошло, поделилась занятным перлом “крыский татарин Амин Окуев” от российского издания “Версия” и далее мне указали, что я зря симпатизирую Амине. Потому что:

  • она мусульманка и потому должна ненавидеть ЛГБТК (пункт уязвим для критики: есть и мусульманский феминизм, и заявления мусульманских деятелей в поддержку ЛГБТК, и осуждения террора в адрес меньшинств)
  • она на самом деле некая мошенница, которая придумала себе биографию
  • есть некое видео, автор которого, украинский журналист Анатолий Шарий, находит в словах Окуевой и заявлениях украинских политиков некие несостыковки с реальностью

Что характерно, ссылку мне дали только на видео, а второй пункт, например, был обозначен намёком вида “а знаете, как её звали раньше?”. Это, вообще говоря, не слишком корректно – если вы обратите внимание, то аккурат открытый перед вами текст содержит все ссылки в явном виде, а в прошлых своих записях я обычно обозначаю и название издание, и имя-фамилию авторки материала, на который ставлю ссылку.

Пункт первый: кто на самом деле Амина Окуева?

Мне пришлось проделать небольшое расследование, чтобы если не установить истину, то выбрать для себя нечто убедительное. Амина Окуева – персона публичная и довольно активно занимающаяся собственным продвижением: она даёт интервью и даже снимается в фотосессиях (про которые потом пишут даже российские издания). Это само по себе весьма интересный повод для разговора о женской субъектности и о том, как это пересекается с национальным/политическим: но сейчас мы говорим не про общие вопросы, а про то, что стоит за намёками вида “а знаете ли вы её прошлую фамилию?”.

Ранние публикации в русскоязычных изданиях, вне зависимости от их направленности, описывали Амину как чеченку. Относительно нейтральная “Медуза” дважды воспроизвела (и по ссылке выше, и в предшествующем материале Владимира Цыбульского) версию, согласно которой Амина является чеченкой; аналогично писал столь же относительно нейтральный “Московский комсомолец” (см. статью Анастасии Гнединской) – но потом риторика и фактология авторок МК поменялись –  текст Марины Перевозкиной от 5 июня уже содержит такую цитату:

Нет ничего страшного в том, что Наталья приняла ислам и сменила имя на мусульманское. Это ее право. Печально другое. В течение нескольких лет украинская пропаганда создавала и скармливала публике миф о гордой чеченке, правда, родившейся в Одессе, но болеющей душой за свою страдающую историческую родину Ичкерию и ненавидящей Россию за уничтожение своего народа. И именно по этой причине с оружием в руках сражающейся на стороне Украины.

Факт рождения в Одессе, кстати, Амина не скрывала ни разу: вот, к примеру, статья на InfoResist от 12 марта 2015 года. А вот – её другое интервью, данное “Фактам” за шесть дней до предыдущего, 6 марта 2015 года. Поэтому стоит прямо уточнить, что именно ставится под вопрос в новых публикациях: в тексте Марины Перевозкниной, например, в качестве компромата указывается не-чеченское происхождение:

сама не является чеченкой по крови. Наталья Викторовна Никифорова (она же Анастасия Никифорова, она же Анастасия Мустафинова, она же Амина Мустафинова, она же Амина Окуева) родилась в Одессе 5.06.1983 года в семье Ирины Каминской-Никифоровой, уроженки города Армавир Краснодарского края. Мать Ирины носила имя Каминская Эделина Фабиановна. Кстати, скорее всего, мать и дочь имеют, помимо украинского, российское гражданство и недвижимость в Москве.

Несколько странно то, что журналистка ссылается на некие опубликованные документы, но избегает почему-то прямой ссылки: нет ни гиперссылки, ни названия издания или блога, в которых появились эти данные. Поэтому я решила копать дальше. И вот тут-то всё и закрутилось.

Пункт второй: погружаясь в бездну

В “Аргументах и фактах” (снова чрезвычайно прокремлёвское издание) мы уже находим – см. заметку Андрея Сидорчика – такой абзац:

Кто такая Амина Окуева? Несмотря на имя и фамилию, женщина не является чеченкой. В недалеком прошлом уроженка Одессы была известна под именем Анастасии Никифоровой. По данным украинского портала «Вести», ее отчим был известным искусствоведом и до 2008 года руководил одесским Музеем Западного и Восточного искусств — его уволили из-за пропажи картины Микеланджело «Поцелуй Иуды». Анастасия после окончания Одесского национального медицинского университета вышла замуж за некоего Ису Мустафинова, члена одного из чеченских бандформирований. Она приняла ислам, и из Анастасии Викторовны превратилась в Аминат Вахитовну. Спустя три года Мустафинов был убит, а Аминат стала супругой еще одного боевика — Ислама Тухашева, который был арестован российскими спецслужбами. Третьим избранником одесситки стал Адам Осмаев.

Вот и “Вести”: они пишут со ссылкой на некий анонимный источник и тут может показаться, что след обрывается. Однако мне удалось найти ряд упоминаний “альтернативной биографии Окуевой” вот на таких источниках:

  • “Амина Окуева или как стать чеченкой в четыре хода” – текст в блоге samvah на платформе LiveJournal, в качестве ссылки на источник указан аккаунт в Instagram, где одни картинки довольно сомнительного толка – демотиваторы и довольно грубо сделанные коллажи. Авторство всего этого под большим вопросом, ни блогер, ни инстаграм внятно не идентифицируются;
  • Три публикации на Chechen News – от 30 января 2017 и ещё две за тот же день, но с акцентом на личности её мужа и с указанием на то, что спецслужбы Украины пытаются использовать “чеченскую карту” в своих целях. Источники не указаны.
  • Новая публикация (3 июня 2017) в “Досье-Киев. Антифашист онлайн” даёт более развёрнутый вариант текста – утверждается, что и отец Окуевой украл картину из музея, и его дочь тоже была мошенницей. Любопытно, что последнее не попало ни в МК, ни в АиФ – хотя МК очень любит раскапывать подобные факты. Источник не указан, но новость проиллюстрирована двумя снимками документов, из которых, впрочем, следует лишь то, что мать Окуевой – Ирина Анатольевна Никифорова. Это позволяет усомниться в том, что Окуева и вправду чеченка, но, с другой стороны, и не позволяет исключать этого: мы не знаем ни национальности отца, ни обстоятельств жизни матери. У меня вот, к примеру, среди знакомых есть русскоговорящая пара с дочкой по имени Дженифер, причём дочка родилась в США – если она вырастет и возьмёт фамилию мужа, это само по себе не исключит её из числа русских.
  • Точно такой же текст находится в другом издании, также называющем себя “антифашистким” – и заодно на куче других ресурсов, среди которых я сходу не вижу ни одного полноценного СМИ. Все они отсылают на некую “Оперативную линию” и, по всей видимости, вот эта публикация от 2 июня 2017 года является первоисточником*. Этот текст наиболее полон и акцент делает на том, что отец Никифоровой якобы способствовал краже картин из музея. Кроме того, раненый и сейчас находящийся в больнице киллер превращается там в “представителя заказчика кражи картины”. К тексту также прилагается скан (но очень плохого качества и не позволяющий делать каких-либо выводов) заявления матери Никифоровой о смене паспорта и в нём фигурирует имя матери (бабушки Никифоровой/Окуевой), Каминской Эделины Фабиановны.

Этот перечень, хотя и выводит на некий условно-содержательный (“условно” – потому что “сканы документов” такого рода я сама могу нарисовать за полчаса) текст, выглядит очень сомнительно. И не только потому, что тезис о мошенничестве отца (отчима) Окуевой опровергает украинская “Страна”, указывая на то, что версия от причастности Никифорова к краже была проверена и опровергнута правооохранительными органами – см. материал Александра Сибирцева.

*) если следовать времени публикации на сайтах, то раньше всех написали именно “Вести” – в 1:21 2 июня. Материал “Оперативной линии” отмечен как опубликованный в 21:24, что согласуется со временем комментариев к нему.

В приведённых выше текстах лично больше всего впечатляет такая деталь – на называющих себя “антифашисткими” сайтах мы видим особый акцент на то, что Окуева на самом деле еврейка. Это даже выносят в заголовок, где речь идёт не об “одесситке”, а об “еврейке-воровке”. Кхм, может я тут одна в этом вижу лёгкий привкус антифашистов-антисемитов?

Мой опыт работы в СМИ (я работала в старой Ленте.ру, на GZT.RU до их перезапуска в 2012-м и в “Московских новостях”) говорит о том, что отсылки к еврейской национальности – это игра за гранью фола, потому что всегда есть риск оказаться неправильно понятыми и быть обвинёнными в симпатии к нацистам. Корректным заголовком могло бы быть “Называвшая себя чеченкой Амина Окуева оказалась самозванкой” или “Выдававшая себя за чеченку активистка на самом деле не имеет предков-чеченцев”, но отсылка е еврейству – это 100% моветон для приличного издания. Это примерно в одном ряду с обыгрыванием матерной лексики в духе рекламной кампании “Наедалово какое-то” и даже хуже, поскольку от мата геноцида в недавней истории не было.

Впрочем, и без этой детали перечисленные сайты впечатляют. Типичнейший скриншот:

Главная страница “Антифашиста”, фрагмент. Любопытно что “антифашисткая” направленность позволяет иметь откровенно гомофобные материалы (например, этот) где заодно автор выажает своё негативное отношение к грузинам: “женщина непонятной ориентации (так сегодня модно в Украине) Ивана, извините за выражение, Климпуш-Цинцадзе” и “Климпуш и так далее (где они их откапывают? Шкиряк Зорян, Цинцадзе, тот же Ебаноидзе)”. Что может более антифашисткое, чем подобная шуточка над фамилией Джамбула Эбоноидзе?

Фрагмент главной страницы “Новостей дня”. Заголовок снизу-справа типичная манипуляция – внутри на самом деле даётся авторская интерпретация колонки британского журналиста, а не дословный пересказ редакционного комментария BBC.

Добавьте всплывающие окна с рекламой, кучу баннеров – и впечатление будет почти полным. Новости, которые на самом деле не новости (“Захарченко назвал русский язык” –  в чём новостной повод?), куча сомнительных интерпретаций и мнений, имперские размышления и фокус исключительно на том, что попадает в российскую внешнюю политику. Политику, где нет ни расследований деятельности связанных с пермьер-министром благотворительных фондов, ни урагана в столице, ни экономического спада – зато на странице “Лучшие новости” там вообще висит показанная в самом начале моего текста подборка.

Как по мне, так это не может вообще считаться источником информации. Если, скажем, “Медуза” или “Новая газета” имеют репутацию и сформированный коллектив – то эти сайты вообще администрирует непонятно кто и авторы там поголовно безымянны. Автор “расследования о Никифоровой” – представлен как admin. Казалось бы, если уж у вас на руках доказательства разом и подделанной идентичности публичной персоны, и многомиллионной кражи в музее – идите с ним в любое крупное издание, делайте имя, вас будут потом если не отрывать с руками во всех редакциях, то по крайней мере вы точно обеспечите себе успешную карьеру.

Примером может быть Элиот Хиггинс – начавший свои расследования из дома и ставший, без преувеличения, всемирно известным экспертом. Закапывать настоящее расследование на ресурсе, где до публикации этого материала было порядка нескольких тысяч просмотров в день откровенно глупо; если это произошло, если почему-то использовать напрямую “собранный компромат” крупные СМИ не стали – это, вероятно, неспроста.

Пункт третий. Журналист Анатолий Шарий и о том, что такое плохие расследования

Я несколько часов разгребалась в завалах баннеров, антифашистких ксенофобных намёков, фейковых новостей, баннеров, демотиваторов, имперской риторики и снова баннеров. К этому моменту я уже устала и хотела помыться, потому что физически начала чесаться – право слово, после чистки мышатника в лаборатории в летнюю жару я чувствовала себя лучше. Но у меня ещё оставалось видео “украинского видеоблогера и журналиста Шария” и я выяснила, что это вроде как известная личность, которая провела ряд расследований в прошлом, а теперь представляет некие факты, способные радикально поменять представление о недавнем происшествии в Киеве.

Впрочем, то видео само по себе сделано так, что “видеоблогер” и “журналист” – те эпитеты, которые сразу встали под вопрос. Посмотрите, скажем, на свежее обращение Георгия Албурова, соратника Алексея Навального:

Чёткая речь, приветствие, анонс того, что мы увидим, убедительное видео – члены ФБК запустили коптер над “секретной дачей Медведева” и получили подробный ролик. В аннотации есть ссылка на собранные документы, и это не крохотные черно-белые сканы факса, пропущенного через ксерокс, а несколько PDF. Аргументация ведущего, логика построения рассказа – чтобы придраться к этому ролику не так-то просто. Можно не любить Навального, считать его популистом, но ролики он делает выверенные и качественные.

А вот, для сравнения, Анатолий Шарий:

Аннотации – нет. Понять сходу, про что речь, можно только если вы заранее знаете контекст. Монтаж и операторская работа – ну ладно, придираться не буду, у журналиста-одиночки, положим, нет полноценной студии. Аргументы, который пытается доказать то, что покушение на самом деле было инсценировкой, такие:

  • Амина не могла бы быстро выхватить пистолет.
  • Пистолетов три, они страно лежат на месте преступления, гильзы не внутри машины, а на улице рядом.
  • Предполагаемый киллер испачкан грязью и его раны не соответствуют описанию Амины.

Это, безусловно, имеет определённый смысл – но не особенно подозрительно. Рассуждать о произошедшем можно было бы только после полноценного расследования, а отдельные снимки и показания, тем более для журналистов (которым, возможно, Амина и приукрасила детали) не слишком убедительны.

Пункт четвёртый: все врут или всё в порядке?

Чтобы было понятно, почему – просто посмотрите на настоящее и явно лишённое какой-то идеологической подоплёки преступление. Скажем, вот недавнее массовое убийство в Тверской области, там убито больше, чем во время столь же недавней террористической атаки в Лондоне. Нападавший был не исламистом, а всего лишь пьяным электриком с охотничьим карабином и про преступление написал официальный сайт Следственного комитета России (официальная представительница СК Светлана Петренко). Которому, согласитесь, вряд ли есть резон придумывать что-то и скрывать правду в данной ситуации:

  • По предварительным данным следствия, массовое убийство произошло в поселке Редкино Конаковского района, в садоводческом  товариществе «50 лет Октября». В ночное время житель Москвы 1972 года рождения распивал спиртное в компании знакомых в дачном доме. В ходе застолья между гостями произошел бытовой конфликт, после чего подозреваемый уехал, затем, вернувшись с охотничьим ружьем, произвел несколько выстрелов, в результате чего предварительно погибло 9 человек.
  • Следователями установлено, что 3 июня 2017 года в вечернее время Егоров по приглашению своего знакомого пришел к нему на садовый участок, где находились супруга хозяина дома и его гости. В ходе совместного застолья и распития алкогольных напитков между подозреваемым и некоторыми гостями возникла ссора. В дальнейшем мужчины вытолкали подозреваемого с территории садового участка, угрожая расправой, если тот еще раз покажется им на глаза. Стремясь напугать обидчиков, подозреваемый вернулся к себе домой, взял карабин “Сайга” и патроны к нему, после чего пришел на садовый участок своего знакомого и потребовал от обидчиков извинений. В ответ несколько мужчин направились в его сторону, высказывая угрозы. С целью испугать их Егоров стал производить выстрелы в их сторону. Находясь в состоянии сильного алкогольного опьянения, подозреваемый производил выстрелы во всех присутствующих на садовом участке лиц. Дальнейшие действия Егорова были пресечены сотрудниками правоохранительных органов, вызванными выжившей 21-летней потерпевшей. Незамедлительно прибывшей на место происшествия следственно-оперативной группой злоумышленник был задержан. Ему назначена стационарная судебно-психиатрическая экспертиза.

Первое сообщение даёт несколько иную картину в сравнении со вторым – получается, что это был не хладнокровный расстрел, а реакция на выраженную угрозу. А ещё есть источник ТАСС, согласно которому убийца заставил одну из жертв копать себе могилу и убил женщину только после этого. Казалось бы, сопоставляя разные общедоступные утверждения, можно придти к такому же числу противоречий: то ли в Тверской области орудовал маньяк-психопат, то ли пьяный мужчина превысил пределы самообороны при защите от агрессивных собутыльников. Но вообще-то такие нестыковки как раз естественны – поищите сами любое громкое уголовное дело и почитайте всё, что о нём писали. А если вы ещё сами когда-либо бывали на, скажем, массовой акции или видели дорожную аварию, то можете сказать на основе личного опыта: в момент, когда происходит нечто из ряда вон выходящее, участникам или  очевидцам сложно зафиксировать то, что происходит.

Если бы по месту преступления вот так сходу можно было делать выводы, полиция всех стран давно бы имела стопроцентную раскрываемость всех дел. Но в реальности расследование это не просто сбор паззла, но попытка найти детали паззла в куче мусора, которую пару раз переехал каток.

Пункт пятый, последний: расследования здорового человека vs. расследования курильщиков

Чтоб не быть огульным критиканом, приведу пример настоящего журналисткого расследования: смерть Яна Томлинсона. Британская полиция поначалу установила, что пожилой мужчина умер от естественных причин в ходе протестов 2009 года – но проведённое  журналистами расследование показало, что причиной его травмы стал удар, нанесённый полицейским, а утверждения о якобы препятствовавших спасению мужчины протестующих оказались ложными. Это расследование проводилось при участии нескольких крупнейших газет, а роль корреспондента The Guardian Пола Левиса была отмечена отдельной премией за лучшее расследование года. Расследование включало не просто одну видеозапись, но сопоставлением многих записей и показаний, а также две судебно-медицинские экспертизы.

А вот не убийство, но коррупция в особо крупном размере на самом высоком уровне, на уровне второго человека в государстве после президента – расследование ФБК и фильм “Он вам не Димон”. Там есть и документы, которые в большинстве своём можно добыть самостоятельно из официальных открытых источников, и съёмка с дрона упоминаемых объектов, и геолокация снимков, и фрагменты ранее опубликованной хакерской группировкой “Анонимный интернационал” переписки, приписываемой премьер-министру РФ Дмитрию Медведеву. Это расследование  описывается в 47-минутном фильме и большом тексте: там есть на что сослаться и есть, к чему аппелировать. Это не размышления о том, что выглядит подозрительно, это конкретные факты с однозначным прочтением большинства из них.

UPDATED: The Village опубликовала пример расследования Анны Соколовой, Анны Сахаровой и Татьяны Симаковой, посвящённого мошенничеству в сфере ветеринарии. Это не громкое политическое убийство и не злоупотребление детьми, но пример того, как вообще можно разоблачать разного рода негодяев. Иллюстрация взята из статьи (художница – Тома Гоголадзе) кликабельна и ведёт на статью, см. также мой отдельный пост.

То, о чём говорит Анатолий Шарий – это подозрения, приправленные амбициозным и чрезвычайно предвзятым выводом. В прошлом этот же журналист брался за ряд громких дел, из которых стоит выделить репортаж о детском доме “Жемчужинка”* в Одессе. По утверждениям Шария там располагался подпольный бордель для педофилов, а позже суд признал это клеветой и приговорил журналиста к выплате компенсации, пусть и в сравнительно скромном размере 1000 гривен. Саму ту публикацию можно найти и по сей день – я это сделала и могу сказать, что она столь же неубедительна.

*Updated: в первой версии текста я ошибочно написала “Жемчужина”, вместо “Жемчужинки” (на украинском – “Перлинка”). Приношу извинения читателям.

Автор пишет про “приезжающие по ночам к детскому дому иномарки”, но не приводит ни видеозаписей, ни снимков, ни номеров машин. Хотя, казалось бы, проследить как минимум за машинами можно без особого труда, если они приезжают в известное место и в известное время. Другие доводы в том материале столь же странные, вот цитата:

К примеру, мальчика, переведенного туда из Дома ребенка N1, через неделю увозят… в психиатрическое отделение больницы. Ранее абсолютно нормальный ребенок укусил ночью (!) за палец председателя благотворительного фонда «К» Оксану Дроган. Вы спросите – что делала взрослая женщина ночью с мальчиком, и что делал палец этой взрослой женщины во рту у 4-летнего ребенка? Ответ был дан потрясающий – якобы председатель благфонда организовывала катание детей на байках. Ночью. Наверное, зубы у мальчишки проверяла – крепкие ли, не вылетят ли на крутом вираже?

Если это аргумент о том, что дети подвергались насилию – то я чего-то не понимаю в этой жизни. Дети вообще-то часто кусаются, это общеизвестная всем родителям вещь – и на основании укуса за палец делать такие выводы по меньшей мере безответственно. Да блин, я сама бы подала в суд на человека, который бы написал про меня нечто подобное! Даже если в том детском доме и происходило что-то плохое, называть процитированный материал “расследованием” нельзя: в нём нет доказательств как таковых, поскольку даже самый внятный пункт про ночные визиты на территорию детского дома не подкреплён вообще ничем.

И слова Шария о том, что после суда ему угрожали по телефону – тоже в таком контексте не убедительны, а больше похожи на попытку привлечь внимание к откровенно провальному делу. Аргументация журналиста в ответном тексте по той же теме, если что, была ещё круче – он признал, что никаких однозначных выводов делать нельзя, но и дополнительных доказательств не привёл, сославшись только на анонимные источники и письма общественных организаций. Причём сторонние публикации указывают, что вокруг данного детского дома действительно были скандалы, но связанные вовсе не с сексуальным насилием, а с земельным участком. То есть нельзя исключать и прямого оговора с целью поменять расклад сил в сугубо материально-экономическом конфликте.

Снова приведу положительный пример, пусть и исторический. Разоблачение детской проституции – это дело Элизы Армстронг, самое известное расследование Уильям Стеда, знаменитого британского журналиста и редактора. Стед не просто собрал слухи о “нехорошем доме”, он организовал “контрольную закупку” 13-летней девственницы – разумеется, девочку в итоге спасли, а собранные показания нескольких человек позволили в итоге принять закон о запрете детской проституции – поднявший возраст согласия с 13 до 16 лет. Правда, самого Стеда в итоге засудили за незаконное похищение Элизы и журналист отправился на три месяца в тюрьму: где, впрочем, его ждала отдельная камера с камином и слугой из числа заключенных; начальник тюрьмы прекрасно понимал, что журналист попал за решётку скорее из-за нарушения формальных процедур и небрежности, выразившейся в отсутствии письменных подтверждений продажи девочки.

Современное, россыпью – журналист The Intercept раскрыл сокрытое афганскими властями и Пентагоном убийство беременной женщины. Журналистка “Новой газеты” Елена Милашина раскопала информацию о массовых убийствах геев в Чечне: в распоряжении редакции были показания многих людей и, что показательно, это расследование потом подвтердили другие источники. Расследования преступлений властей, убийств и насилия – реальность… но у Шария не расследования. Написать “пистолет как-то подозрительно валяется” и “к детскому дому, как говорят, по ночам приезжают богатые педофилы” – это несерьёзно и недостойно журналистики.

*Updated: в фамилии журналистки тоже была допущена ошибка – “Милашева” вместо “Милашиной”. Спасибо читательнице Вике за указание на ошибку.

Вывод, короткий

В сухом остатке – лично я не считаю ничего из “разоблачений” достойным внимания. Это не подтверждаемые источниками домыслы, публикуемые на откровенно сомнительных ресурсах анонимно или авторами с более чем неоднозначной репутацией. Вероятно, какое-то отношение к этой мутной волне действительно могут иметь российские спецслужбы – потому что уж больно сильно все эти сайты хвалят Путина и его режим, а Украину – ругают. Кое-что из этой мути потом вытягивается наверх как “в Сети пишут” или “издание такое-то сообщает”, однако верить этому явно не стоит.

Tagged , . Bookmark the permalink.

10 Responses to О плохой журналистике и политпропаганде

  1. Left says:

    А Шарий хвалит Путина и его режим? У Вас реально есть шанс поднять на этом неплохих денег.

    • Alexa says:

      Шарий – не в курсе. Но так та фраза и не про него, а про те ресурсы, где изначально циркулировал текст про “одесскую еврейку-воровку”.

  2. GNU/Hurt says:

    >есть и мусульманский феминизм, и заявления мусульманских деятелей в поддержку ЛГБТК,

    Всегда поражало насолько люди умеют развивать двоемыслие. Просто в голове не укладывается как они с ума не сходят от постоянного самопротиворечия.

    • Alexa says:

      А то, что ты сам из христианской культуры – тебе мозг не выносит? Европа под тысячу лет была христианской, Россия – чуть меньше, но ненамного. Куча жителей ЕС – католики, ходят в церковь каждое воскресенье; Бразилия – место проведения крупнейшего прайда на планете, с миллионами участников – снова преимущественно католики. И?

      Бугисы в Индонезии – мусульманской стране (там в отдельных регионах параллельно с гражданским правом шариат официально работает, со всеми вытекающими) – имеют традиционную гендерную систему. Для них, бугисов, традиционную, с пятью идентичностями и пятая это шаманы, успешно переквалифицировавшиеся в советники по вопросам “а когда мне лучше хадж совершать?”. Иран – простите, Исламская Республика Иран – региональный лидер по числу м2ф хирургических коррекций пола, в Пакистане и Индии хиджра официально могут иметь в паспорте отметку третьего пола.

      Монастыри в России XVI-XVIII веков – такие обители гомогейства, что даже Ломоносов на эту тему написал отдельный текст, в котором призывал поднять минимальный возраст пострижения в монахи, во избежание растраты репродуктивного потенциала, а у Кона можно найти шикарную подборку свидетельств современников. Те, кто приезжали с запада, оставались, наверное, с теми же впечатлениями, которые современная бабушка из Архангельска вынесет с гей-парада в Осло или вовсе с прогулки по Кастро (ЛГБТ-район в Сан-Франциско), типа “А-а-аа, да что же это творится-то?!”.

      Мир сложен. Люди противоречивы. В Кении начала прошлого века было ЖЕНСКОЕ движение за калечащие операции на женских же гениталиях. Потому что назло англичанам-колонизаторам, которые это пытались запретить как издевательство над людьми (второго сорта).

  3. Pingback: Снова о плохой и хорошей журналистике: пример настоящего расследования – Alexa Project

  4. Pingback: 12 июня 2017, начало – Alexa Project

  5. Вика says:

    “Журналистка “Новой газеты” Елена Милашева”
    Милашина все-таки

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *