Рассуждения квир-хозяйки о домашней работе

Facebook-сообщество (кстати, я завела себе аккаунт в этой соцсети, см. кнопочку сверху-справа) “Женская сила” выложило переведённый на русский язык Натальей Тимофеевой комикс французской художницы Эммы о распределении домашней работы. Комментарии там даются с позиции радикального феминизма и в обобщённом виде, поэтому формулировки используются вот такие:

Мужчины регулярно ленятся подумать о последствиях заранее, зато мастерски умеют оправдываться: я забыл, я устал, в другой раз, и так сойдет. Это может навредить семейному бюджету, душевному спокойствию родных, а то и здоровью близких.

Тем не менее, общая логика текста мне кажется разумной, а проблема и вправду актуальна. Помимо серьёзных социологических исследований (я могу сходу посоветовать все три статьи из блока “Забота о детях” в сборнике “Практики и идентичности: гендерное устройство”) могу привести такой пример – в моём окружении я знаю только одного мужчину, который взял на себя приготовление еды после рождения сына и способного накормить семью чем-то сверх полуфабрикатов с разводной лапшой (М., привет, ты меня читаешь!). На минимум двоих любителей пельменей, у которых то еда сгорает, то тефлоновая форма оказывается прорезана ножом. А декларируемая на словах способность “прибить полочку”… хорошо, если хотя бы треть мужчин и вправду сумеет справиться с протечкой унитаза, сломанной люстрой или рассыпавшейся мебелью.

И про детей тоже в целом верно: я буквально сегодня слышала от соседской девочки о том, “какой вы хороший папа, мой вот вообще ничем не интересуется, только телевизор смотрит”, сразу после комплимента от сотрудницы паспортного стола “ой, а вы ребёнком вот занимаетесь!”. Ситуация, при которой от мужчин даже простое “порисовать с дочкой в блокноте в ожидании документов” превращается в повод для отдельной похвалы – как-то не очень здорова. Как о ней думать без привлечения аргументов о гендерной социализации, лично мне не очень понятно: по ссылке можно найти аргумент “надо договариваться о распределении работы до брака и родов”, но тут возникает резонный вопрос – почему асимметрия в разделении труда всегда работает в одну сторону? Ладно бы мы говорили о новорожденных, но ведь уже с шести месяцев дети прекрасно могут находится не только с мамой, с этого возраста им не нужно раз в три-четыре часа сосать материнскую грудь; многие вообще перестают кормиться грудью ещё раньше.

Замечание на основе личного опыта

По картинкам, правда, я от себя, на основе личного опыта домашней работы добавлю относительно уборки на столе. Да, я прямо сейчас та, кто находится дома с дочкой, пока жена на работе, у нас так было с 2010 года с небольшими перерывами.

“Для меня доказательством существования такой нагрузки служит рутина, например, наведение порядка на столе.
Я начинаю убирать что-то на место, но по дороге мне попадается грязное белье, которое нужно закинуть в корзину. Но корзина переполнена, так что я собираю вещи в стирку и вижу неразобранные продукты. Пока убираю их на место, замечаю, что нужно докупить продукты на ужин.
И так далее и тому подобное. В итоге я потратила два часа на простую уборку со стола только для того, чтобы снова обнаружить там бардак уже вечером”. Рисунок: Эмма, перевод Натальи Тимофеевой.

В данном случае я считаю, что нужно убирать со стола, не обращая внимание на всё остальное. Бельё? Подождёт, сначала стол. Если не помещается в корзине – значит, поверх корзины; продукты закидываются в холодильник и морозилку тоже сразу, без переключений на иные дела. Да, если у вас ребёнок полез к окну, вы сначала выгоняете ребёнка в безопасное место, но не надо отвлекаться на попутное протирание пола, поднимание детских вещей, кормление кота и так далее. Сначала одно, потом – другое.

Это особенно критично в случаях, когда вы ещё и заняты оплачиваемым трудом (снова: мой личный опыт). Чистый стол нужен для работы – значит, бельё подождёт. Цепная реакция из домашних дел выматывает за счёт того, что вам постоянно приходится переключать своё внимание с одного на другое, хотя сами действия могут быть сравнительно просты. Если вы переводите, программируете, пишете тексты или редактируете их – минимизируйте число переключений. Если в нашем доме кто-то сидит с интеллектуальной работой, то правило “маму/папу не трогать” обычно выполняется; только так можно сохранить в целостности ту голову, которой вы зарабатываете на жизнь.

Кроме того, любой процесс “разборки” чего-либо всегда приводит ко временному возрастанию неупорядоченности. Вы раскладываете вещи по последним свободным поверхностям, громоздите их друг на друга и лишаетесь чистого пространства вообще. Когда мне надо было навести в квартире порядок после съехавших жильцов, я начала с того, что отчистила кухонный стол и посуду, сделав себе одну свободную от хлама и грязи площадку: потом я собрала кровать в детской, далее мы с дочкой привели в порядок спальню, далее был стол для компов. Раскидывать силы по разным направлениям с моей точки зрения чревато тем, что ты заканчиваешь день так, как показано на последнем рисунке – я так стараюсь не делать. Должны, в конце концов, быть приоритеты!

То, что домашняя работа съедает в первую очередь интеллектуальные ресурсы, есть чистая правда. И комикс именно про это. Ещё одна панель:

Описание и текст комикса – по ссылке, кликните на рисунок.

Моя ремарка относительно того, что не надо ввязываться в цепные реакции дел ни разу не должна восприниматься как обесценивание опыта авторки – я через это тоже проходила.

Конфликт паттернов организации

Ещё скажу пару слов о том, как некоторые напряжённые моменты в бытовой сфере возникают из-за столкновения разных паттернов организации деятельности в пространстве и времени. В переводе на простой язык речь пойдёт вот о чём: в семье, где родитель-1 находится с ребёнком дома большую часть времени, а родитель-2 проводит почти весь день на работе, сталкиваются разные системы взаимодействия с миром и разные представления об этом самом мире. Для меня, например, 20:00 это время, когда большая часть дневной активности уже завершена – я обеспечила еду на обед и ужин, закончила текущие дела по поддержанию домашнего хозяйства, дочка уже погуляла, у нас уже были учебные занятия. Более того, кроме временной организации, кроме распределения дел по часам в сутках, есть организация пространственная: я успела расставить часто используемые вещи так, как было удобно, у меня уже убрана обувь в прихожей, кастрюли на кухне, одежда в комнате.

А для родителя-2 всё иначе: день с ребёнком только начинается, предметы начинают располагаться в соответствии с новой деятельностью. Отсюда и два типичных конфликта: “ребёнка развесилили в 21:45 и теперь её хрен уложишь” + “я же только что убирала, почему на столе опять навалено?”. Опыт показывает, что конкретно в этом случае гендер родителя-1 и родителя-2 роли не играет – хоть мужской, хоть женский, хоть вообще небинарный гендерквир. Другое дело, что обычно гендер родителя-1 (та, что дома с ребёнком) оказывается женским и в женские гендерные особенности после этого записывается, например, желание “пилить мужа за разбросанные носки”. Не в гендере тут дело, а в том, что на одной территории и в одно время сталкиваются два разных подхода к организации жизни. Причём оба, если подумать, вполне разумные, просто у родителя-1 фаза игр с ребёнком и фаза “сейчас кинем шмотки сюда, потом отдохнём и разберёмся” оказываются в иное время.

Tagged , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *