Страх перед чужим мнением

К ситуации вокруг убийств геев в Чечне – “Российская ЛГБТ-сеть” уже смогла вытащить оттуда 42 человека, и, как сообщает GAY.RU со ссылкой на организацию, в самой республике ситуация изменилась:

Ситуация с задержаниями гомосексуалов в Чечне изменилась. Людей “начали выпускать”, “требуя отказаться от претензий” к полиции.

Такая новость, безусловно, пока не позволяет говорить о том, что проблема решена. Решена она будет когда в Чечне начнёт действовать российская Конституция, начиная со второй статьи и далее, а причастные к массовым убийствам сядут за решётку. Но уже можно сказать, что активность помогает – причём активность как внешняя (широкое освещение за рубежом, привлечение мировых изданий и иностранных политиков вплоть до глав государств), так и внутренняя (ЛГБТ-сети можно помочь деньгами). Специфика российских авторитарных режимов, как советского, так и нынешнего, заключается в том, что они не декларируют свою авторитарность в явном виде: та же Конституция, что в СССР, что в РФ, была весьма либеральной, а репрессии против граждан/ок скрывались даже от собственных граждан. Деятельность диссидентских групп с 1960-х годов была выстроена ровно на этом – на требовании соблюдать свои же законы вкупе с вытаскиванием всего сора вовне.

Публичная огласка для российского авторитаризма гибельна. Несмотря на все заявления о “суверенитете”, “импортозамещении” и все противопоставления себя Западу – российская власть, да и в значительной мере российское общество, очень зависят от мнения иностранцев. Отсюда и готовность тратить колоссальные деньги на всякие спортивные события от Олимпиады до какого-нибудь Кубка Конфедераций, отсюда и логика “построить к Чемпионату мира скоростную железную дорогу”, отсюда и такая совершенно бытовая вещь, как “европейское качество” – штамп, воплощённый в брендах вроде “Евроокна” или в понятии “евроремонт”. По “европейским стандартам” страну пытался обустроить ещё Пётр Первый и сегодня по тем же стандартам делают даже новые кладбища на Кубани; про чиновников, у которых находится недвижимость в Лондоне, Париже или Майями я даже говорить не буду. “Запад” или “заграница” как была образцом, так и осталась – и даже в нынешней антиевропейской риторике это прослеживается через тему “засилья мигрантов”. Так рьяно защищать Париж от “понаехавших негров”, как это делают многие российские публицисты, блогеры или даже просто говорящие на кухне о политике – так, подозреваю, не все голосовавшие за Ле Пен французы сумеют. Не был бы образ Европы неким идеалом, мы бы не получали такие результаты опросов на тему отношения россиян к французским выборам.

“Мнение других стран” на самом деле заботит если не всех, то многих. Поэтому даже самые оголтелые гомофобы, поняв что на Запад их могут и не пустить, будут сдавать назад. Ровно как сдавала назад власть в СССР – диссидентов сажали в психиатрические больницы, выдавали за сумасшедших, но за редкими исключениями не устраняли физически так, как это происходило в самых жутких тоталитарных государствах. Страх перед чужим мнением оказывался превыше всего.

Tagged , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *