Зомби-воспитатель – лекция Веры Шенгелии для InLiberty. И мысли по поводу.

Сама лекция прошла вчера, во вторник, в Москве и я пропустила её – посмотрев-послушав только что в записи. Ключевая идея: понятие “нормы” на самом деле довольно вредное, так как оно приводит к исключению множества людей.

И ещё в лекции озвучивается существование двух разных подходов к инвалидности: медицинского и социального. Медицинский подход предполагает выявление отклонений от нормы, подгонку к норме и, при невозможности подгонки, исключение из общества внутри специальных заведений; социальный предполагает то, что это уже окружающий мир и общество должны подстраиваться под людей, которые по каким-то параметрам отличаются от большинства.

Схема социального подхода, безусловно, не универсальна. То же отсутствие слуха или зрения при возможности обрести слух и зрение – на мой личный взгляд должно лечится, невзирая на все разговоры об “особой культуре глухих”. Право ребёнка получить полный спектр возможностей стоит выше права родителей сохранять свою культуру, будь то культура глухих или культура народа, практикующего калечащие операции на женских гениталиях, отрицающего переливание крови, прививки или использование лекарств. Человек, который в силу своего состояния причиняет вред окружающим – тоже не должен свободно ходить и насиловать/убивать, равно как и поджигать чужие дома; разумное общество не может поддерживать ни голоса в головах у больных шизофренией, ни ещё более вредные идеи, приводящие к гибели других людей.

Но. Кроме тех случаев, когда людей действительно требуется изолировать от окружающих, есть масса случаев, когда эта изоляция (в явной или неявной форме) откровенно вредна. Мой собственный пример, о котором я писала не раз и о котором я буду продолжать писать всю свою жизнь – в три года я попала на две недели в психиатрическую больницу из-за “подозрений на задержку речевого развития”. Я не поджигала дом, не закопала заживо кота, не пыталась задушить младших детей – я просто поздно начала говорить. В итоге у меня ничего не нашли, зато у меня появился опыт пережитого насилия, включая, по всей видимости, сексуальное.

Рекомендую также посмотреть текст о том, как появилась сама идея нормы применительно к человеку. Он не мой, но очень важный и нужный.

Спустя полгода после той больницы я попала уже в Ожоговый центр (всё серьёзно: мне обварило руки и часть груди), где со мной после выписки из реанимации днём сидели мама и бабушка. По бабушкиным рассказам рядом лежала девочка, у которой были ожоги на ногах и гениталиях – её посадили в ванну с горячей водой. Бабушка тогда жутко возмущалась недосмотру сотрудников детского дома (девочка была из детдома), но спустя более чем 20 лет я прочла о том, что в детских домах такое происходит зачастую не случайно, а потому что детей подобным образом “наказывают” – сажают в горячую воду за то, что те обкакались, например. Вообще, если у вас крепкие нервы, можете почитать «Белое на чёрном» — автобиографический роман Рубена Давида Гонсалеса Гальего, он как раз был сам в детском доме для детей-инвалидов.

Иной, менее радикальный и очевидный, но зато весьма важный пример, снова из личного опыта. У меня длительное время было депрессивное расстройство – на протяжении буквально нескольких лет мне постоянно было плохо, грустно, у меня регулярно болела голова, я чувствовала боли в груди, весной 2014 года у меня приключился практически приступ астмы… в итоге я дошла до психиатра, психотерапевтки и прошла курс антидепрессантов в сочетании с психотерапией. Таблетки и терапия помогли, поэтому я могу осознанно сделать два высказывания:

  • иногда действительно нужно обозначить норму. Если вы каждый день думаете, что неплохо бы покончить с собой – это никак не норма. Если вам кажется, что всё плохо, вы никчёмны, ничего не радует – это тоже не норма. Это не “особый взгляд на мир”, не “реалистичный взгляд”, а болезнь, которую нужно лечить.
  • при этом важно обозначить норму именно в ментальной сфере, а не где-то ещё.

Я сейчас скажу парадоксальную вещь – иногда нормализация душевной жизни приводит не к репрессиям, а к освобождению – в то время как попытки уйти от душевного, напротив, вызывают усиление давления извне. Чтобы понять, как это возможно, снова обращусь к личному примеру: я первоначально пошла к врачам не с депрессией, а с головными болями и болями в груди. Мне повезло в том, что моя врач-невролог не увидела признаков патологии, равно как и кардиолог сделала акцент на психосоматике, а не на моём пролапсе митрального клапана и признаках аритмии.

Почему я пишу, что мне повезло? Потому что моё сердце – как и сердца примерно трети жительниц если не Земли, то России, устроено не совсем стандартно. Мой митральный клапан, разделяющий левые предсердие и желудочек, немного выпячен: это в общем-то безвредно, но при стремлении нормализовать тело такая особенность записывается в заболевания. И в сочетании с аритмией (которая потом исчезла после лечения депрессии) я вполне могла бы пополнить ряды пациенток, которым назначены антиаритмики, постоянный мониторинг, etc. А так как у меня ещё были головные боли, перхоть, акне и пресловутый приступ, похожий на астму – всё это привело бы к переходу в категорию хронических больных с непонятным диагнозом, в категорию тех, чьё тело “ненормально и требует коррекции”. Хотя проблема-то была не в сердце, не в коже и не в сосудах головы, проблема была в депрессивном расстройстве, которое требовало внимания психиатра.

Кстати, о коже. Когда мне было 20, я буквально ненавидела свою кожу, жирную и с перхотью. В 31 я начала седеть и мне стало противно смотреть на отражение: иногда я видела там противного мужика с серым веником на голове. А в 34 – аккурат на день рождения – жена подарила мне красной, фиолетовой и зелёной краски; я покрасилась и у меня внезапно исчезла перхоть как таковая. Вообще. Вся. Потому что я перестала ненавидеть эту часть своего тела: я увидела себя такой, какой хочу быть. Я стала смотреть на яркие волосы и поняла – чёрт подери, а ведь это возможно! Я могу быть как та картинка в моём воображении, и это не вечно больная часть, а средство самовыражения.

NB: необходимо, впрочем, ещё одно пояснение. Я ни разу не поддерживаю мнение, что “все болезни от нервов” или тем более “от неправильного отношения к жизни”. Это всё поганая псевдопсихология, которую надо гнать грязными тряпками без всякой жалости: это тоже вреднейшая для здоровья идея из сектантского арсенала. Мой личный пример был о том, что иногда – то есть в ряде случаев, не у всех, не всегда, а именно иногда – разумнее глядеть через медицинско-нормализующую призму на психику, а не на тело.

Tagged , . Bookmark the permalink.

2 Responses to Зомби-воспитатель – лекция Веры Шенгелии для InLiberty. И мысли по поводу.

  1. Японский городовой says:

    Имхо с волосами причина (или часть причины) в том, что в краску добавляют кучу всяких полезных штук, а сама она немного сушит кожу головы и волосы, это вполне могло спровоцировать излечение перхоти.

    • Alexa says:

      Кстати, возможно. Я-то просто всегда слышала, что окрашивание, напротив, скорее вредит, но детально в матчасть не вникала.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *