Фейк про Фукусиму и немного о радиации

Недавно в своей ленте новостей я прочла заметку о том, что, дескать катастрофа на АЭС “Фукусима-2” в Японии 2011 года привела к намного более серьёзным последствиям, чем катастрофа на ЧАЭС 1986 года. Это, разумеется, неправда, а саму многократно растиражированную новость (пошедшую от некоего англоязычного источника с громким названием True Activist) стоит включить в учебник по распознаванию фейков.

Карта и иллюстрации

Первая подтасовка – это карта под заголовком новости, якобы показывающая уровень заражения Тихого океана. Она представлена с указанием источника – Национального океанического и атмосферного управления (NOAA) США, но почему-то не содержит ни поясняющей шкалы, ни даты, ни ссылки на конкретное исследование. Всё это крайне подозрительно, равно как и то, что цветные пятна почему-то не выходят в Северный ледовитый океан, не завихряются и не следуют океаническим течениям.

Якобы это заражение вод Тихого океана чем-то из аварийных реакторов АЭС.

Вот карта течений – многие могут помнить её по школьному курсу географии или глобусу:

Карта океанических течений. Автор: Inductiveload / Wikimedia

Проведя поиск по картинке, я довольно быстро выяснила, что это вовсе не карта радиационного заражения, а моделирование распространения волны цунами! Вот, собственно, ссылка на соответствующее сообщение NOAA и изображение, из которого сделали иллюстрацию к статье. Тот же поиск вывел меня и на детальный разбор данного сюжета, выполненный одним из авторов “Военного обозрения”, topwar.ru – человек обнаружил, что в сообщении вообще нет ни одной фотографии “по делу” – например, снимки погибших морских звёзд сделаны до катастрофы в совсем ином месте. А “радиоактивный мусор” – на самом деле обычный пластик; загрязнение океана пластиком действительно серьёзная проблема, но она не имеет ничего общего с радиационными авариями.

Картинками, впрочем, всё не исчерпывается. Заявление о том, что Фукусима много хуже Чернобыля не выдерживает критики ни по оценкам рисков для человека, ни по объёмам выброшенных радионуклидов. Причём опять-таки даже без знания деталей обоих катастроф настораживать должна подача материала:

Фукусима продолжает сбрасывать в Тихий океан поразительное количество — 300 тонн! — радиоактивных отходов ежедневно!

Триста тонн чего? Радиоактивными отходами можно признать всё, что требует очистки или утилизации – но тонна отработанного ядерного топлива и тонна воды, в которой на 10% превышена предельно допустимая концентрация одного из радионуклидов – это сильно разные тонны. Радионуклиды обладают разной активностью и дают разную радиацию, они могут быть как в виде твердого куска, так и в виде соединений, легко встраивающихся в организм: риск от выброшенного в море облученного металлолома или от насыщенного раствора стронция-90 существенно различается.

Про единицы измерения, изотопы и периоды полураспада

Для корректной оценки используются не тонны, а беккерели, единицы активности. 1 беккерель – 1 Бк – это такая активность, при которой в секунду происходит один распад атома внутри заданного количества вещества: это может быть всё вылетевшее при аварии, а может быть литр воды, взятой на пробу вблизи повреждённого реактора. Или килограмм рыбы – там, где считают беккерели на литр или на килограм, там говорят про удельную активность.

Обычный, чистый и выросший вдали от всяких загрязнений банан имеет активность в 15 беккерелей – просто потому, что природный калий и углерод тоже имеют радиоактивные изотопы. Здоровое человеческое тело – 5400 беккерелей только за счёт калия, а, к примеру, гранит имеет активность до сотен беккерелей на килограмм, причём уже за счёт урана, тория и продуктов их распада. Как можно видеть, беккерель очень малая единица измерения и поэтому ПДК на содержание радионуклидов в продуктах содержат значения вплоть до 2500 Бк/кг (сушеные грибы в Беларуси, РФ и Украине). А выбросы при крупных катастрофах измеряются петабеккерелями – 1 ПБк это 1015 Бк.

Более того. 1 беккерель, как я уже написала, соответствует одном распаду атомного ядра в секунду. Есть радионуклиды – скажем, уран-238 – которые распадаются очень неохотно и медленно, а есть такие, которые делают это гораздо быстрее. Те, что распадаются быстро, имеют большую удельную активность, но зато и быстро превращаются в нечто иное: так, радиоактивный йод-131 становится безвредным инертным ксеноном-131. Основная доля в выбросах с Фукусимы (в сумме 500 ПБк) пришлась именно на йод и почти весь этот йод ушёл в сторону Тихого океана.

Скорость распада кроме активности выражается также периодом полураспада: временем, за которое число радиоактивных ядер уменьшится вдвое. Для йода-131 это около восьми дней – через восемь дней от выбросов осталась половина, через 16 дней уже четверть (половина от половины), а за прошедшее с момента аварии время (73 месяца!) общее число радионуклида упало на 83 порядка. То есть на величину, выражаемую числом с 83 нулями – это значит, что на Земле сейчас нет ни одного атома йода-131, вылетевшего при аварии АЭС 11 марта 2011 года. Ни о каком “заражении Тихого океана” конкретно йодом-131, основным выброшенным тогда радионуклидом, говорить сейчас не приходится: йод-131 столько не существует.

Другое дело, что в первые сутки после аварии йод-131 мог попадать в организм людей неподалёку и вызывать дополнительное облучение. А кроме йода-131 в выбросах присутствовали куда более долгоживущий цезий-137 (период полураспада 30 лет) – вот карта, представленная в конце сентября 2011 года:

Чернобыль – 85 ПБк цезия-137. Фукусима – 15 ПБк того же изотопа по данным на конец сентября 2011 года. Масштаб заражения на местности представлен на карте. Источник: Nature News Blog, “Directly comparing Fukushima to Chernobyl” – кликабельно. Кстати, пока я искала эту иллюстрацию, я нашла указания на то, что выбросы цезия-137 составили якобы 770 ПБк: так было написано в статье про цезий-137 в Википедии, хотя в источнике по ссылке прямо говорилось о сумме выбросов цезия и йода.

Цезий уже гораздо хуже йода – он сочетает высокую активность и достаточно длинный период полураспада. Однако – как можно видеть по реальным картам (с подробной легендой и единицами измерения) масштаб катастрофы сильно меньше, чем в случае с ЧАЭС. Последнее неудивительно с учётом характера аварий: чернобыльский реактор буквально взорвался изнутри, а вот японские расплавились без полного разрушения герметичной оболочки. Утечки с фукусимских разрушенных реакторов идут через систему охлаждения, ну а содержимое реактора ЧАЭС вылетело в атмосферу сразу.

Про роботов и условия в реакторе

Вот цитата:

утечка не может быть устранена. Она просто недоступна ни для людей, ни для роботов по причине крайне высоких температур.

Самое удивительное, что в некоторые из версий этого паникёрского текста вставлена ссылка на заметку The Guardian, где прямо сказано следующее:

The robots – which take years to manufacture – were designed to swim through the underwater tunnels of the now-defunct cooling pools, and remove hundreds of extremely dangerous blobs of melted fuel rods.

То есть роботы должны были погрузиться в затопленные помещения и собрать в них высокооактивные застывшие капли расплавившегося ядерного топлива. Вопрос на миллион: какова могла быть температура воды? Справедливости ради, роботы и вправду вышли из строя из-за высокого уровня радиации, но никак не температуры! Причём это не ошибка переводчика – в английском тексте сказано:

source of the leak cannot be sealed as it is inaccessible to both humans and robots due to extremely high temperatures.

Как можно видеть, перевод не совсем корректен в части описания утечки (сказано было “источник не может быть определён, поскольку он недоступен” вместо “не может быть устранена”), но и автор исходного текста явно не читал ссылок, на которые якобы опирается его текст.

Про риски

Наконец, нужно сказать пару слов про риски, которые влекут радиационные аварии. Дополнительное облучение организма приводит к некоторому числу мутаций в клетках* и, как следствие, к повышению риска развития рака. Однако и тут не всё просто.

Дело в том, что мутации, приводящие к раку, встречаются вообще повсеместно и “обычный” рак тоже возникает по схожему механизму. Более того, одна из связей рака легких с курением обусловлена именно облучением – в сигаретном дыме наряду с химическими канцерогенами есть немного полония-210. Из, подчеркну, натуральных табачных листьев, а не из каких-то техногенных источников. Проживание на первом этаже в плохо проветриваемом помещении тоже приводит к повышенному риску рака легких, и тоже из-за радиации – на сей раз из просачивающегося снизу радона, продукта радиоактивного распада урана и тория в недрах Земли. Из всего множества случаев “вызванного радиацией рака” выделить те, которые связаны с радионуклидами, попавшими в окружающую среду после аварии – задача нетривиальная. А если учесть, что рак появляется иногда спустя десятки лет, то всё становится ещё сложнее.

Анализу смертности и заболеваемости после Чернобыля посвящен, в частности, отчёт Всемирной организации здравоохранения, ВОЗ – это книга объёмом в полторы сотни страниц. Там можно увидеть такую таблицу:

Данные о смертях среди ликвидировавших аварию на ЧАЭС – причины, число случаев, предполагаемое число случаев, связанных с радиацией. Обратите внимание – последняя величина указана не конкретным числом, а числом и двумя значениями в скобках; это значит, что с вероятностью 95% настоящее значение лежит где-то в интервале из скобок. А число без скобок – лишь среднее значение, которое позволяет быстро оценить порядок величины.

Самая серьёзная, многократно превосходящая Фукусиму по активности выброшенных радионуклидов, авария привела к росту смертности в пределах пяти процентов. С одной стороны, это много – с другой же стороны, бытовые и поведенческие риски вроде курения, нездорового питания, сидячего образа жизни или пренебрежения профилактическими осмотрами зачастую превосходят риски, связанные с облучением.

*) сценарий острой лучевой болезни с гибелью большого числа клеток разом я не рассматриваю. При значительных дозах облучения проблемы начинаются уже из-за поражения органов и тканей, но это грозит только попавшим в самое пекло.

N.B. Последний озвученный мною аргумент – “риски радиационных аварий не столь велики, как риски, связанные с курением” – имеет один существенный этический изъян. Человек, курящий по две пачки сигарет в день, имеет выбор “курить дальше или бросить”, а вот ребёнок, выношенный матерью в зоне радиационного заражения, выбора лишён. Поэтому позиция “давайте игнорировать проблему радиационного загрязнения” мне вовсе не близка. Однако и нагнетание паники в духе “мы все умрём” я считаю безответственным, вредным и порочным по отношению к людям, столкнувшимся с дополнительным облучением.

Tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *