ABDL

ABDL – это Adult Baby Diaper Lover. Взрослые люди, которым нравится находиться в подгузниках. А иногда не только находиться, но и использовать по прямому назначению. По тегу #ABDL, скажем, в Twitter, можно найти довольно много материалов – часть из которых весьма… натуралистична. А так как этот пласт сексуальности один из самых малопонятных, про него стоит поговорить чуть подробнее.

У меня лично реальные подгузники ассоциируются либо с ребёнком, либо с тяжелобольным человеком, причём (специфика жизненного опыта) на стадии медленного и неизбежного угасания. Думаю, что и у большинства людей, думаю, всё примерно так же – поэтому понять, что вообще может превращать подгузник в нечто околосексуальное, довольно сложно.

Однако вот, к примеру, страница из манги Immorality:

Главная героиня – преподавательница в чём-то вроде старшей школы или колледжа. По сюжету она поддерживает связи с учениками/цами, злоупотребляя своим служебным положением и обустроив у себя в рабочем кабинете внушительное BDSM-подземелье. Несмотря на абсолютную фантастичность произведения, всем персонажам больше 18 лет. (источник: Immorality, Scene 4, part 2)

В принципе, обе ситуации – ребёнок и больной человек – это в том числе про отношения контроля и про телесность, про обращение к той части телесности, которая во всех остальных ситуациях скрывается. А отсюда не столь уж далеко до сексуальности: потому что полная передача контроля, особенно в игровой ситуации, на самом деле может освобождать.

Для пояснения последнего снова приведу личную зарисовку – в начале и середине нулевых я довольно много практиковала BDSM. И на одной из тематических вечеринок заковали в цепи: один из участников притащил целую сумку со всякими штуковинами, бухнул её на стол с характерным звяканьем и народ радостно начал цеплять друг на друга по очереди. Я стояла с ошейником, наручами и примерно пятью метрами стальной цепи – это было удивительное ощущение спокойствия и безопасности. Рядом были люди, которые разделяли эту игру/практику, я была уверена в отсутствии рисков насилия, а ещё я могла, например, очень сильно напрячь руки и потом их расслабить. Сделать так без бондажа в принципе сложно: вы либо не сможете достичь того напряжения, либо рискуете отбить руки о стены или иные твёрдые поверхности. Инструмент принуждения и контроля, цепи с ошейником, оказались для меня в 2005 году тем, что позволяет безопасно и даже комфортно пережить какие-то собственные телесные феномены, причём даже необязательно сексуальные – сексуального возбуждения я тогда как раз не ощущала.

Люди с подгузниками тоже могут играть в передачу ответственности. Иногда это получается примерно как на картинке The Proposal от художницы Humon, а иногда – в разумных* рамках, я читала истории от тех, кто встраивает эти практики во вполне гармоничные и адекватные отношения.

*) проговорю явно: проблема на картинке не в пристрастиях мужчины. Проблема в том, что он внезапно сообщает о них партнёрше спустя год отношений и сходу предлагает ей не разовый эксперимент, а нечто постоянное. К сожалению, такое бывает регулярно практически со всеми необычными сексуальными практиками, есть много аналогичных историй про кроссдрессеров, любителей пеггинга, etc. Про это надо ещё будет написать отдельно.

Передача контроля происходит как непосредственно (подгузник закрывает гениталии, см. “пояса верности”), так и символически – дети и больные зависимы от взрослых, поэтому следование такой роли предполагает и смену поведения. Причём смена эта происходит на очень интимном уровне: для большинства людей предложение “пописай в подгузник, я его тебе потом поменяю и всё там вытру” на порядок более стыдное, чем, скажем, предложение поменяться одеждой или заняться сексом в месте, где пару могут заметить посторонние. Поэтому ABDL может быть очень мощной практикой переживания стыда: стыд же опять-таки иногда связан с сексуальностью (причём по ссылке показана такая связь именно в японской культуре). Наверное, это также сопряжено и с рисками для душевного здоровья – но я, не будучи психотерапевтом, не берусь здесь давать оценки.

А ещё ABDL – как минимум в случае с мужчинами-нижними – это не менее мощный и не менее закрытый пласт влечения к матери. Потому что опять-таки если человек в подгузнике играет роль ребёнка, то партнёр(-ка) оказывается в положении взрослого родителя, и в нашей культуре это скорее мама. Психоаналитики, наверное, на этом месте могут прочесть небольшую лекцию про эдипов комплекс, но я опять-таки не из психоаналитиков. Я просто отмечу, что причудливый с виду “фетиш на подгузники” на самом деле может быть довольно сложным, содержательным и заслуживающим анализа явлением.

Рамки “нормальности”

Я в принципе придерживаюсь подхода, согласно которому “нормальности” не существует. Есть какие-то штуки, которые у большинства людей вызовут отторжение: скажем, в том же ABDL-сообществе на Reddit мне попалось описание приёма, вызывающего неконтролируемое испражнение в подгузник, а в прошлой записи я рассказывала о сексуальном удовлетворении от раздувания кишечника большими клизмами. Эти практики, прямо скажем, на любителей – но они, на мой взгляд, все куда как разумнее, адекватнее и добрее рутинного психологического насилия, побоев или сексуальных домогательств. Вымученный из жены на 15 году брака пенисовагинальный секс в моём понимании куда более мерзок, чем добровольный двуручный фистинг на вечеринке с малознакомым человеком. А  постоянные комментарии в адрес мужа “ну, Имярек Имярекович что-то опять много ест” мне кажутся токсичнее ограниченной спальней игры с “грязными разговорами” вида “на колени, сучка, соси давай!”.

С другой стороны, есть и вполне объективные медицинские риски, есть техника безопасности, есть чисто психологические, но весьма серьёзные риски ретравматизации – для меня, скажем, тема медицинского фетишизма потенциально триггерна, а кому-то и вполне безобидное связывание в кровати будет в категории “пугает до нервного срыва”. Вопрос “нормально ли это?” решается индивидуально, а не по общему лекалу – по крайней мере, если речь не идёт о совершенно явном физическом ущербе. Когда люди себя лоскутами резать просят, хотят, чтобы их “надули и лопнули шпагой” или когда начинают практиковать секс под тяжелыми наркотиками – это уже, конечно, перебор.

Tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *