Консерватизм и фигура Отца – Олег Матвейчев

В детском дворце творчества, куда моя дочка ходит в бассейн, есть библиотека – причём открытая, это помещение с общедоступными полками и на этих полках лежат книги, которые можно свободно брать “под честное слово”. Или класть туда что-то своё – подобная система известна как буккроссинг. Сегодня, стоя у одной из полок, я обратила внимание на стопку журналов, озаглавленных “Тетради по консерватизму”.

Заглянув внутрь, я обнаружила сборник статей консервативных деятелей – и, как позже выяснила, это периодическое издание, позиционирующее себя как научное и рецензируемое. Уровень статей там, кстати, и вправду заметно выше, чем у типичной российской публицистики, кроме того, все материалы выложены в открытый доступ; моё внимание привлекла работа Олега Матвейчева  “Классификация видов консерватизма. Новая версия”. Там есть очень важная мысль, которую я передам развёрнутой цитатой:

Средневековое мировоззрение держалось на триаде: Бог – Царь (государь) – Отец (муж, мужчина). В Новое время эти ипостаси были перетолкованы в соответствии с рационалистической философией субъекта. То есть Бог стал абсолютным духом, субъект-субстанцией; государь – субъектом-сувереном; отец, мужчина – преимущественным носителем политических и экономических прав. Таким образом, средневековое мировоззрение было включено и снято в философии Нового времени. Но с этим не согласилось мировоззрение эпохи Просвещения – поп-версия философии Нового времени и крайняя оппозиция любым элементам средневекового мировоззрения. Так, в философии Просвещения появляются три фронта против традиционных локализаций субъективности.

Первый – атеизм, он же материализм, борьба с трансцендентным субъектом, с божественным и священным в любом его проявлении. (…)

Второй фронт – это антимонархизм, демократизм, анархизм, парламентаризм в крайних его выражениях. Суть фронта в противостоянии. Фигуре царя, суверена, государя, любого лица, которому в той или иной степени принадлежит верховная власть. (…)

Третий фронт – это фронт против фигуры Отца, против семьи и против мужчины и мужественности и мускулинности как таковых. Этот фронт рекрутирует в себя феминизм, движение поддержки ювенальной юстиции, движение сексуального просвещения, ЛГБТ-движение, чайлд-фри движение, различные виды нон-персонализма, как правило, психологического или религиозно-эзотерического толка. Просвещение начинает здесь с суфражизма, с требования равных избирательных прав мужчин и женщин, потом выступает против семьи как способа «закабаления женщины», потом требует права быстрых разводов и алиментов, а дальше переходит к атаке на традиционную семью, узакониванию гей и лесби-браков, навязывает моду на унисекс или метросексуализм в противовес мачизму. Заканчивается всё идеологией полной деперсонализации: сколько людей – столько и полов – и деперсонализацией – личности нет, есть стихии аффектов, энергий и пр.

Первый консервативный фронт – это религиозный консерватизм, теизм, формы религиозного сознания, разнообразные виды церкви. (…)

Второй консервативный фронт – это политический консерватизм. Чаще всего он подкрепляется религиозным, но острие его критики сосредоточено на демократии и ее проявлениях, на революции во всех ее видах, на парламентаризме и его издержках. Он жестко критикует все революции в пользу эволюции и легитимных процедур смен власти, критикует любые проявления прямой демократии, в том числе электронной и любые горизонтальные и сетевые стихийные организации в пользу вертикально ориентированных. Политический консерватизм – апологет монархии, крайних форм этатизма, часто – теократии. В современном мире, апологет сильной президентской власти или власти любого другого главы государства, увеличения сроков правления, отмены ограничений на количество избраний и пр.

Наконец, третий консервативный фронт – это, если будет позволено так выразиться, бытовой консерватизм. Он связан с отстаиванием так называемых «традиционных ценностей», под которыми чаще всего подразумеваются ценности традиционной семьи, распределение половых семейных ролей и прежде всего мужчины как отца – главы семьи, добытчика, а женщины как матери и домох озяйки. Так же традиционный консерватизм подразумевает обязательное почтительное отношение к родителям и их первенство в воспитании, а не делегирование этого вопроса школе, органам опеки и пр. Бытовой консерватизм выступает за многодетные семьи, за затруднение возможности разводов и, конечно же, он против сексуальных девиаций и нетрадиционных видов семьи – «шведской» или ЛГБТ. Исключением является традиционное для некоторых исламских стран многоженство. Бытовой консерватизм поддерживает в принципе культ мужчины, мужчины – воина, борца, предпринимателя, творческой, ответственной, сильной личности против любых феминизаций и унисексуализаций образа мужчины. Естественно, бытовой консерватизм выступает против любых форм нон-персонализма, от эзотерического до постмодернистского.

Важно отметить историческую динамику взаимоотношения этих антисубъективистских и консервативных фронтов. Просвещение предполагало, что в триаде Бог – Царь – Отец главным и ведущим является Бог. Дескать, традиционная политическая система держится на освященном религией пьедестале, то же относится и к традиционной семье. И достаточно разрушить религию, церковь, как тут же рухнет и всё остальное: если Бога нет, то все позволено. Поэтому первый удар Просвещение наносило по религии и церкви и по теизму. Несколько позже исторически началась эпоха революций и «отрубания голов» монархам. Наступление на Отца, традиционную семью и особенно на «мужественность» началось исторически совсем недавно. Однако есть все основания предполагать, что именно эта последняя историческая атака и является наиболее опасной для консерватизма, крайним бастионом обороны. То есть дело обстоит не так, что всё держалось на фигуре Бога – и царь, и семья, – а скорее сам концепт Бога был понятен и воспринимался через призму Отца и Царя, особенно в концепте Отца как наиболее близкого и знакомого, укорененного в бессознательном и микропрактиках.

Собственно, и комментарии я тоже дам развёрнутые. Даже так – я их дам в двух разных постах: в одном личном и в одном аналитическом. Здесь лишь подчеркну то, что процитированный текст ценен тем, что представляет собой не просто описание консервативной идеологии, но описание “изнутри” (то есть от консерватора), качественное и репрезентативное – оно не выражает лишь частное мнение, а скорее выражает позицию консервативно настроенных интеллектуалов по меньшей мере в России.

Tagged , , , , , , . Bookmark the permalink.

3 Responses to Консерватизм и фигура Отца – Олег Матвейчев

  1. Pingback: Консервативное: аналитический комментарий – Alexa Project

  2. Pingback: Консерватизм – личный ответ – Alexa Project

  3. Pingback: Депрессивно-позитивное – Alexa Project

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *