Утилизация оружия: за чей счёт?

Прочла новость про то, что в РФ не пустили норвежского журналиста, стала смотреть, чего же такого он крамольного мог написать и, увлекшись, ушла по ссылкам читать о ядерных отходах на Кольском полуострове.

С этими отходами история очень поучительная. В 1960-х военные по всему миру начали строить атомные подводные лодки, с ядерным реактором на борту и способные нести ядерное оружие. Получалось очень дорого, небезопасно (американские “Трешер” и “Скорпион” погибли в Атлантике со всем экипажем, советский флот потерял К-8, К-27, К-219 и К-278 “Комсомолец”; далее был “Курск”) и, главное, никто не задумался изначально о том, как должен выглядеть полный жизненный цикл такого корабля.

Последнее означает то, что с отслужившими своё атомными подлодками делать было особо нечего. Если обычный корабль разрезают на металлолом, то вот с ядерным реактором даже после извлечения отработанного ядерного топлива так поступить нельзя: его конструкции сами по себе радиоактивны и требуют утилизации. А поскольку СССР построил больше 200 атомных субмарин, то к 1990-м годам проблема приняла откровенно угрожающий характер: для её разрешения была разработана и в общем-то вполне успешно реализована (не до конца, но прогресс заметен и работа ведётся, см. например) программа утилизации, с созданием специальных предприятий по демонтажу кораблей и хранилищ для радиоактивных отходов.

Сварщик в защитном костюме разрезает детали корпуса атомной подводной лодки на предприятии “Звездочка”. Россия, Северодвинск, Архангельская область. Фотография РИА “Новости”, лицензия CC BY-SA 3.0.

Самое, на мой взгляд, поучительное: вся эта деятельность велась при международной поддержке. Деньги на то, чтобы избавиться от радиационной угрозы, давал, в частности, Европейский банк реконструкции и развития. Денег потребовалось немало – около 20 миллиардов долларов США – а кроме утилизации атомных подлодок ещё требовалось разобраться с химическим оружием, которое тоже нельзя просто выкинуть на обычные свалки. Работа по обезвреживанию всевозможной военной дряни шла с привлечением иностранной финансовой помощи – это то, про что можно прочесть даже на официальном сайте Правительства РФ.

То есть, в сухом остатке: как производить очередную угрозу миру, так тут деньги находятся – российское правительство находит средства и на военную операцию в Сирии, и на создание нового ядерного оружия, и на поддержку боевиков в Донецке, и на аннексию Крыма, и даже на поддержку каких-то черногорских бандитов, замысливших государственный переворот. А когда требуется срочно разобраться с последствиями гонки вооружений, то тут приходится искать средства у вчерашних противников: это, по-моему, просто стыдно и позорно.

Я это уже писала не раз и буду последовательно писать далее – со сложившейся к сегодняшнему дню системой армий и разведок-контрразведок определённо надо что-то делать. Это, во-первых, создаёт слишком большие риски, во-вторых поедает очень много ресурсов. И если РФ вырывается вперёд в категориях “неадекватность” и “риск перехода к тоталитаризму”, то США лидируют по потраченным впустую средствам – кампании в Афганистане, Ираке и ряде других государств стоили в общей сложности несколько триллионов долларов*, а результат их, прямо скажем, оказался сомнительный. Ситуация, когда человечество рискует получить ядерный конфликт и выбрасывает на ветер ресурсы, которые позволили бы решить куда более актуальные проблемы – совершенно неприемлема.

Tagged , . Bookmark the permalink.

2 Responses to Утилизация оружия: за чей счёт?

  1. GNU/Hurt says:

    Всё это воспринимается гораздо мягче после акта дегуманизации. Если рассматриваешь их не как сапиенсов, а как стихийное бедствие или рак на теле человечества. Становится куда менее гадко и даже немного спокойней.

  2. Nemo says:

    Все-таки оставлю это здесь.

    Every gun that is made, every warship launched, every rocket fired signifies, in the final sense, a theft from those who hunger and are not fed, those who are cold and are not clothed. (D. Eisenhower)

    PS Уже некоторое время задаюсь вопросом: GNU/Hurt — это ведь тот, о ком я подумал, да? Или мы незнакомы?

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *