“Стратегия действий в интересах женщин” и ещё несколько ссылок

  • Галин Юзефович, ведущая литературно-критической рубрики в “Медузе”, представила подборку “вредных книг, которые притворяются полезными”. Это и (разбиравшаяся ранее в том числе группой Equality, см. тут) книга Новосёлова, и всякое “фитоняшество”, и ведическая жеженственность, и инвертированный сексизм в духе “как быть стервой”.
  • Журналистка Мария Пушкина для “Психологии сегодня” написала про жизнь с биполярным расстройством. Текст интересен даже не столько в контексте биполярного расстройства II типа (с преобладанием депрессивной фазы), сколько проговариванием двойственного подхода к лечению: одни считают, что всё дело в психологических причинах и потому упор следует делать на психотерапию, а другие врачи предполагают, что уповать надо на антидепрессанты, действующие через изменение биохимии мозга.
  • Политическое – в РФ подписана “Национальная стратегия действий в интересах женщин”. Это весьма любопытный с точки зрения гендерной политики текст и он заслуживает отдельного комментария.

В этом документе (по ссылке выше – доступен из официального источника) весьма здравая вводная часть, которая проговаривает значительную часть реальных проблем: меньшая зарплата, семейное насилие, “дискриминационное отношение работодателей к женщинам, имеющим малолетних детей, многодетным матерям при приеме на работу”. Когда заходит речь о направлениях реализации – то там тоже в общем-то здравые пункты, вплоть до поддержки негосударственных организаций, занятых помощью женщинам, пережившим насилие. Или разработки образовательных программ, которые бы учили детей и подростков находить ненасильственные способы разрешения конфликтов.

Другое дело, что сам документ особо ни к чему не обязывает. Даже если оставить за скобками иссякающие финансовые резервы, дефицитный бюджет и перекос в пользу военных/силовых расходов – то вот что сказано в конце “Стратегии…”:

К 2022 году в результате реализации Стратегии будут созданы условия для: увеличения выявляемости злокачественных новообразований у женщин на I – II стадии и повышения доступности квалифицированной медицинской помощи; усиления профилактики профессиональных заболеваний у женщин и увеличения их выявляемости на ранних этапах; снижения уровня материнской смертности до уровня экономически развитых стран; дальнейшего снижения числа абортов; сокращения разницы в оплате труда мужчин и женщин; увеличения числа женщин, являющихся учредителями или руководителями субъектов малого и среднего предпринимательства, в том числе социального предпринимательства, и самозанятых женщин; сокращения числа рабочих мест с вредными и (или) опасными условиями труда, на которых работают женщины; сокращения числа случаев насилия в отношении женщин; увеличения доли женщин среди лиц, замещающих должности государственной гражданской службы и муниципальной службы, а также доли женщин среди членов политических партий и организаций; более полного отражения в системе статистического наблюдения данных, характеризующих положение женщин в политической, экономической, социальной и культурной сферах.

Я специально закодировала разные фрагменты разными цветами. Розово-фиолетовым показана медицинская часть – она, безусловно, важна, но это вообще-то не совсем про женщин, это скорее про развитие медицины в целом. Если вы возьмёте наугад любой пятилетний период в истории большинства современных государств, то там всё то же самое будет наблюдаться просто потому, что медицинская наука на месте не стоит, врачи учатся лучше выявлять рак, спасают больше матерей в сложных родах, а вредных мест работы становится меньше просто из-за модернизации предприятий. Более того, как раз в этом блоке возможна ситуация, когда для обеспечения цели “снизить число профзаболеваний” и “сократить вредные места работы” будет расширен перечень специальностей, куда женщинам идти нельзя – хотя даже в вводной части разбираемой “Стратегии…” говорилось о том, что список запрещённых профессий скорее вреден.

Работа машиниста, конечно, предполагает определенные вредные факторы. Однако у санитарки в больнице этих факторов явно не меньше, да и если сравнивать санитарку с грузчицей – ещё вопрос, кто больше рискует надорваться; вопросов не вызывает только разница в зарплатах моющей полы инфекционного отделения и перевозящей коробки с мебелью.

Зелёным я показала экономические пункты – с которыми есть примерно та же проблема, многие из них могут реализоваться не потому, что заработала “Стратегия…”, а потому как прошли другие процессы. Например, в условиях экономического спада доля самозанятых будет расти, причём, как показывали 1990-е годы, в частное предпринимательство уровня “купить товар, привезти в город, продать, уехать за новой партией” женщины вовлекаются зачастую активнее мужчин. А если кризиса не будет, а будет экономический рост, то опять-таки общее увеличение экономической активности населения затронет и некоторое число женщин – если вырастет число рабочих мест, какая-то их часть окажется женскими. То есть опять-таки можно ничего специально не делать, а просто подождать.

Выделенный жирным пункт, пожалуй, наиболее важен – сокращения случаев насилия. И было бы круто сделать ещё адекватную метрику, которая не позволит выдернуть произвольный показатель и объявить победу там, где никакой победы нет. А о том, какой должна быть метрика и в чём вообще большая проблема с гендерным равноправием в политике – я даже сделала отдельный пост.

Tagged , , . Bookmark the permalink.

One Response to “Стратегия действий в интересах женщин” и ещё несколько ссылок

  1. Pingback: Метрика гендерного равенства – Alexa Project

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *