Кого считать субъектом? Татьяна Зверинцева написала на эту тему текст

Татьяна Зверинцева, журналистка, вчера вечером разместила у себя в ВК очень интересный текст, который я воспроизвожу с её любезного разрешения целиком. Эти размышления о том, что для нас значит «личность» перекликаются с ранее написанным мною о «правах животных»:

Татьяна Зверинцева

А вот кстати интересно… Обычно, говоря об искусственном интеллекте, мы имеем в виду робота как субъект. То есть предполагается, что личность исходит изнутри. Однако существует и прямо противоположный взгляд — личность как объект. В чем мы видим личность, глядя снаружи? Это очень сложный вопрос.

Начнем с того, что по-хорошему этот «странный» взгляд… единственно верен. Ибо единственная личность, в существовании которой вы точно можете быть уверены «изнутри» — это ваша собственная. И даже тут все не так просто — иначе люди не вели бы дневники, не разговаривали бы с внутренним голосом, не смотрели бы на себя в зеркало лишний раз и вообще не пытались бы всячески объективировать свое «я» в процессе самопознания и самосозидания.

Что же касается всех остальных личностей… В большинстве случаев мы априорно признаем таковыми всех здоровых взрослых людей (и детей начиная примерно с года-трех). Хотя никто из нас вообще-то не бывал друг у друга в головах и не проверял, как там с процессом мышления — идет, не идет?

В последние десятилетия также считается необходимым априорно признавать личностями человеческие существа, в головах которых предположительно НЕ идет процесс мышления и самосознания. Младенцы (и даже эмбрионы), люди с глубокой умственной отсталостью, люди в коме… Скажите, что они — не личности, и вас немедленно закидают тухлыми помидорами.

Многие люди также склонны видеть личность в высших животных. Тут мы уже выходим за пределы заботы о сохранении своего вида, выходим в плоскость абстрактную и планетарную. Это на самом деле очень большой шаг. Ведь изначально эмпатия требовалась исключительно для социального взаимодействия внутри вида.

Кто-то идет дальше — к низшим животным и растениям. Да, лично мне жалко раздавленного червяка или поваленное дерево. Плакать не стану, но если есть возможность не давить и не валить — постараюсь избежать. И это не теоретическая «забота о природе ради выживания планеты». Нет, мне просто жалко. Полз червячок себе по своим делам, никого не трогал, а его бах — и раздавили. Это опять же приписывание личности. Хотя умом я понимаю, что ее вроде как нет.

Более того! Порой люди (в том числе психически здоровые) приписывают личность неодушевленным предметам и даже абстракциям. Кто-то беседует со своим компьютером, кто-то — с плюшевой игрушкой, кто-то — с любимым героем фильма. И если компьютер или игрушку уничтожить, а героя фильма «убить» — человек будет страдать не только потому, что утратил вещь, приносившую пользу или нравившуюся эстетически. Нет, там присутствуют и чувства, которые можно сравнить с потерей друга (хотя, конечно, по накалу они обычно очень слабы).

А теперь переходим к роботам. Оказывается, очень многие люди (что логично в свете предыдущего абзаца) давным-давно испытывают эмпатию по отношению к техническим и программным средствам. Проводился даже эксперимент, отдаленно напоминающий милгрэмский. И оказалось, что многим людям и правда тяжело «убить» робота, который умоляет этого не делать.

Так значит, необязательно ждать прохождения теста Тьюринга, чтобы говорить о создании искусственного интеллекта? Его давно создали — только пришла к этому не технарская, а (внезапно) гуманитарная часть человеческого разума.

Пожалуй, больше всего это похоже на отношение к животным. Если вы на глазах ребенка убьете щенка — вы получите судимость за жестокое обращение. Да, в России животные не признаются субъектом права, однако они защищаются опосредовано. В описанном случае вы наносите вред ребенку, который имеет право на охрану своего психического благополучия. Но ведь от этой ситуации — один шаг до убийства тамагочи! Если ребенок любил электронного питомца, заботился о нем, приписывал ему какие-то качества… Какая разница, что этот питомец был сделан не из мяса?

Далее. Если человек, допустим, любит на досуге поотрывать головы котятам — он опять же получит судимость. В данном случае с формулировкой «из хулиганских побуждений». Что это значит? Это значит, что общество признает: человек перешагнул черту жестокости и насилия в угоду своим низменным инстинктам. Он опасен. Вполне возможно, что от котят он перейдет к людям (и это многократно подтверждалось уголовной и психиатрической практикой).

И опять же — стало быть, человек, который любит для своего удовольствия описывать, как он насилует и убивает бота с порносайта… Нет, он не только идиот. Он еще и сублимирует свое желание играть в такие игры с реальными женщинами, пользуясь тем, что бот более беззащитен. А раз такое желание есть и его приходится сублимировать — значит, он опасен и для людей тоже. Просто пока ему не подвернулась удобная ситуация.

И это только начало. В некоторых странах, насколько мне известно, животные уже признаются не объектом, а субъектом права. То есть за жестокость по отношению к ним наказывают без всяких оговорок. Также они имеют право наследования (не через обременение в завещании, а именно как полноценный субъект). Все это, скорее всего, решалось эмоционально и ситуативно, без философских размышлений о природе личности. Просто общество дозрело до такого восприятия — и зафиксировало его в законах. Но в этих условиях растут поколения, которым подобная ситуация кажется уже совершенно естественной. А значит — рано или поздно люди внезапно обнаружат, что сказать «животное не личность» — это так же мерзко и оскорбительно, как сказать «даун не личность».

То же самое, пусть с некоторым отставанием, ожидает и технические устройства.

Ну а если заглянуть в совсем далекое будущее… Ммм, тут ведь недалеко и до аналога расовых разборок. То есть сначала мы признаем животных и роботов «неполноценными субъектами». Потом кому-то вдруг приходит в голову, что нехорошо считать кого-то неполноценным. И — привет, равенство и братство.

Выглядит шизофренично? Ну так это… Вся человеческая навороченная и противоречивая культура выглядит КРАЙНЕ шизофренично с точки зрения австралопитека. Ишь ты, нельзя отнимать еду у слабого и насиловать самок. Почему нельзя, если физически можно и ситуативно выгодно? Понавыдумывали абстракций… Но что поделать, именно в этой глобальной шизе мы и живем. И шиза, что характерно, развивается.

Комментарий АТ: в принципе, я почти со всем согласна. Лично я против наделения животных субъектностью в правовом смысле слова (мы сразу приходим к куче довольно глупых и опасных прецедентов), но описанные ситуации плохи не в отношении животных, а в отношении людей, имеющих вот такое вот представление о субъектности. Там, где уничтожение животных происходит не целенаправлено — например, при уборке зерновых, когда комбайном перемалывает не только злаки, но также уйму полёвок с мелкими птицами заодно — там, как правило, протестов не возникает, равно как и целенаправленное рационализированное убийство (бойни, дератизация, отстрел бешеных собак и лис) считается правомерным.

А если перейти от животных к людям, то массовые убийства военного времени тоже могут быть не только резнёй или геноцидом, но и, к примеру, стратегическими бомбардировками. Дрезден, Токио, Хиросима с Нагасаки — эти налёты привели к массовым жертвам, хотя ни Великобритания, ни США не строили лагерей уничтожения, не ставили опытов на военнопленных в духе отряда 731 и не проводили политику геноцида. Убийство «рациональное», «в рамках военной целесообразности» и без непосредственного контакта с жертвой — оказывается легитимизировано; думаю, что отношение к пилоту бомбардировщика в армии было куда лучше, чем к прапорщику, забившему палкой стащившую кусок еды собаку на полковой кухне.

Tagged . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *