Кто всегда виноват?

Пример того, как работают гендерные стереотипы — беларуские «Сильные Новости» беседуют с главной педиатром Минздрава Беларуси Валентиной Волчок на тему детского травматизма:

— Мы достучались до наших детей в школах, лагерях, через СМИ и социальные ролики, но мы не можем достучаться до родителей. К сожалению, они отвлекаются — ребенок тонет в ванне, они отвлекаются — ребенок падает из окна. Причем ребенок маленький, порой даже до года, — развела руками пример Валентина Волчок. — Наши матери пока почему-то не понимают, что им дан декретный отпуск, чтобы они за своими детьми следили. Смерть маленького ребенка — это всегда вина взрослого, к сожалению, чаще всего родителя.

Этот отрывок можно помещать в учебник как пример разом и обвинения женщин, и доведения концепции интенсивного материнства до полного абсурда. Предполагается, что мать не просто следит за ребенком, а делает это постоянно и идеально: поэтому если ребенок вдруг на себя что-либо опрокинул, выпал из окна, выбежал под машину или свалился в воду — виновата мать.

Теперь немного фактов. Во-первых, время реакции здоровой взрослой (равно как и здорового взрослого) — около 0,3 секунд. Это значит, что если вы смотрели в нужную сторону и были готовы среагировать — вам потребуется три десятых секунды на то, чтобы просто начать двигаться. За эти же 0,3 секунды падающий предмет, если он только начал падать, пролетает примерно полметра — то есть вы физически не успеете выдернуть ребенка из-под опрокинутого им на себя телевизора. И не успеете поймать за шиворот, если он падает в воду, например. Даже суперподготовленные спортсмены и спортсменки успеть не могут, время реакции задаёт скорость прохождения импульсов по нервам, это принципиальное ограничение нашего организма.

Во-вторых, вы не можете следить за ребенком постоянно. Вам нужно иногда писать, а ещё, как правило, готовить еду, убирать в доме, чинить одежду, ухаживать за садом и закупать еду в магазинах или на рынке. В конце концов, у вас может быть два ребенка и никто не гарантирует их наличия в одном месте. См. выше про время реакции.

Разумеется, на этом месте многие вспомнят про профилактику. Не далее как сегодня в своей ленте я видела призыв (в сообществе «Мама знает всё») закрывать окна и ставить защитные решетки, поскольку «каждый год огромное число детей выпадает из окна». Призыв неплох, но есть ряд нюансов.

Первый — в тексте грубая и показательная ошибка насчёт «огромного» числа детей. Почему грубая? Потому что ниже сказано, что по США каждый год фиксируется около 20 смертельных исходов в результате выпадения детей в окна. А общий детский и подростковый травматизм в тех же США — это свыше 12 тысяч смертей ежегодно, падения из окон на этом фоне вообще в пределах статистической погрешности.

Ошибка восприятия окна как источника особой опасности показательна. Реальную статистику детского травматизма мало кто знает и ещё меньшее число людей анализирует её специально. Это приводит к тому, что люди, как правило, бояться не тех вещей: нам кажется опасным открытое окно, но мы не видим источника опасности в стоящем на тумбочке плоском телевизоре. Хотя падающие телевизоры в тех же США убивают как минимум столько же детей и в среднем раз в полчаса кого-то из малышей отвозят к врачу именно из-за опрокинутого на себя телевизора. Думаю, что и в России, и в Беларуси, и в Украине законы физики примерно те же, равно как и телевизоры. Думаете, пара десятков тысяч случаев в год — это исключительно по «недосмотру»? Нет, это по той причине, что нельзя знать всего и предусмотреть все возможные сценарии несчастного случая.

Если покопаться в официальном отчёте CDC (Centers for Disease Control and Prevention), то мы увидим что риск умереть от ожогов для детей в возрасте от 1 до 4 лет впятеро выше риска получить смертельные травмы при падении, поэтому чайники, плиты и котлы куда опаснее окон. Мы увидим, что дети до 4 лет чаще всего тонут (не умеют плавать + низкого роста), а далее на первое место выходят дорожные происшествия. Больше всего травм возникает при падениях, причём не обязательно с высоты — зная это, я приучил Лизвера ездить на велосипеде в шлеме. Который, конечно, не спасёт от наезда грузовика, но зато поможет при падении на асфальт: в ситуации более вероятной.

Второй нюанс — даже если вы верно представляете все источники риска, то не факт, что вы сможете принять адекватные меры. Если вы живете в своей квартире или хотя бы у вас вменяемые арендодатели/родители, вы сможете устроить безопасное для ребенка пространства. А если нет? Если у вас комната завалена хламом свекрови, ваша бабушка имеет привычку кипятить чайник на подоконнике со свисающим шнуром, брат мужа категорически отказывается крепить тот же телевизор к стене или если ваши квартирные хозяева не дают вынести шатающийся стеллаж на помойку? У всех этих людей, кстати, в голове именно та установка: «мама должна постоянно следить за ребенком» и даже если разбросанный ими хлам станет причиной несчастного случая, то виноватой, разумеется, окажется именно мама.

Да, безусловно, есть случаи откровенной халатности. Но халатность определяется в суде и влечёт уголовную ответственность — это не уровень обобщающих заявлений вида «Наши матери пока почему-то не понимают, что им дан декретный отпуск, чтобы они за своими детьми следили». С тем же успехом можно сказать, что и смерть ребенка в больнице — всегда вина врачей, которые почему-то не понимают, что им дана зарплата, чтобы они своих пациенток спасали.

Tagged , , . Bookmark the permalink.

2 Responses to Кто всегда виноват?

  1. weaponer says:

    Ну и дети очень изобретательны и иногда дают фору профессиональным ниндзя, если хотят что-то попробовать вопреки запрету родителей. У нас тут новое развлечение, например. Кто-то удачно пошутил в соцсетях:
    http://www.gazeta.ru/tech/2016/06/07/8279417/picture-winx.shtml

    Я нашел эту картинку, там таки да, инструкция по включению волшебного газа на ночь. Хуй знает, что с этим можно теперь сделать. Наверняка еще жертвы будут.

  2. weaponer says:

    Кстати, пользуясь случаем, хочу сказать, что объединение двух блогов все-таки не очень удачно. На мой взгляд, например. За других не скажу, но мне никогда не были интересны ни гендерные исследования, ни социология, а теперь твоя лента этак на четыре пятых из них состоит.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *