О настоящей мужской сексуальности

Текст этой записи — перевод поста Towards An Authentic Male Sexuality из блога Notes Against Humanity, публикуется с любезного разрешения авторки.

Я хочу, чтобы больше мужчин осознало свою сексуальность. Под этим я подразумеваю не разговоры о том, насколько велики их члены*, скольких женщин они перетрахали или сколько раз каждая из них кончила. Я имею в виду то, что хочу видеть больше мужчин, которые находятся в согласии со своей сексуальной самостью и которые умеют сексуально самовыражаться за пределами агрессии, доминирования и эмоциональной заторможенности.

Источник неизвестен. Сообщите, если знаете.

Я хочу, чтобы больше мужчин воспринимало себя как привлекательных или хотя бы потенциально привлекательных для кого-нибудь ещё. Да, многие люди вне зависимости от своего гендера испытывают проблемы со своим образом, но именно мужчины редко признают то, что они вообще могут быть красивы или сексуальны. Я устала от всей это белиберды про то, что «к женщинам относятся более справделиво» — я хочу, чтобы больше мужчин думало о своём теле так, будто это тело может вызвать у кого-то эрекцию или заставить взмокнуть. Я не хочу, чтобы мужчин превращали в сексуальные объекты и втискивали в чрезвычайно узкие рамки стандартов так же. как женщин — но я хочу, чтобы они могли помыслить себя желанными тогда, когда им самим этого хочется.

Это подойдет не всем мужчинам, также как не подойдет всем женщинам или людям с небинарной гендерной идентичностью — особенно в тех случаях, когда вам приходится учитывать ограничения, накладываемые вашей расой или физическими особенностями. Любить свое тело и считать его привлекательным — это не то, что вы кому-то обязаны.

В нашей культуре мужское тело часто считается в лучшем случае смешным, а в худшем — чем-то уродливым и гротексным. Проблема с теми фотографиями членов, которые часто посылают при попытке познакомиться не в том, что об этом, как правило, не просят, а в том, что сами мужчины считают свое тело недостойным показа и из-за этого пытаются прибегать к подобному навязыванию себя в надежде «получить» секс. По этой же причине многие считают «неестественной» мужскую гомосексуальность и видят нечто ужасное в женщинах, которые берут на себя активную роль в поиске мужчин. Но что, если мужское тело в самом деле может быть красиво? Может ли оно стать сексуальным?

Я хотела бы, чтобы больше мужчин познало свое тело и приняло его желания. Девять раз из десяти, когда я спрашиваю мужчин «Чего тебе хочется?» или «Как бы ты хотел, чтобы тебя потрогали?» — я слышу в ответ «О, как тебе угодно», «Мы можем просто заняться сексом» или «Мне хорошо просто быть рядом с тобой». Возможно, это касается не всех мужчин, но большинству просто неудобно говорить о своих желаниях за пределами соития или же они даже не осознают этих желаний.

Расхожее мнение — точнее, прижившийся в нашей культуре миф о том, что мужская сексуальная «проста», а женская «сложна» (как насчёт транс/небинарных людей в таком случае?) — меня не устраивает. Да, у людей с пенисом есть более очевидная и прямая дорога к оргазму, но и это утверждение не универсально, оргазм не является главной целью для всех и наличие главной дороги не отменяет наличия других. Возможно, более… живописных.

Я хочу, чтобы больше мужчин попробовало мастурбировать не с целью достичь оргазма за максимально короткое время для достижения сексуальной разрядки, а с целью выяснить, что же для них хорошо, что странно, а что интересно. Я хочу чтобы они пробовали фантазировать и смотрели разные виды порнографии. Я хочу, чтобы они пробовали мастурбировать, читая эротические истории. Я хочу, чтобы они уделили время другим частям тела перед прикосновениями, которые непосредственно ведут к оргазму.

Я хочу слышать от мужчин те слова, которые я слышала от женщин, с которыми доводилось спать — «Мне нравится, когда мои соски лижут, но не сжимают», «Ты слишком сильно давишь, можно чуть нежнее?», «Пожалуйста, не трогай меня тут, у меня с этим плохие воспоминания», «Я возбуждаюсь, когда ты целуешь мой загривок».

Мужчины-профеминисты часто попадаются в ловушку, которая представляет собой противоположность стереотипной мужской установке на использование чужих тел для собственного удовольствия без всякого согласия. Они фокусируются на удовольствии партнеров и отрицают свои собственные желания. Но это неверный подход: настоящая противоположность мужскому стереотипу заключается в признании того, что секс это совместная работа (или игра) двух (или более) людей и совместный опыт, который они создают в соответствии со своими пожеланиями. Если вы подчиняющийся, «нижний», партнёр и заинтересованы только в удовлетворении другого — это одно; но это не единственный сценарий для мужчины, сознательно относящегося к вопросам сексуального согласия. Вы имеете право на свою сексуальность.

Большинство мужчин, с которыми я была близка, в принципе не видели себя сексуальными для кого-либо, не только для меня. Они не понимали свою собственную сексуальность; я подозреваю, что даже через несколько недель отношений они знали о моей сексуальности больше, чем о своей собственной — потому что про свою я говорила.

Очень тяжело быть в здоровых отношениях с кем-то, что на определенному уровне не верит в то, что вы его и вправду хотите. Это выглядит так, будто мне нужно постоянно им доказывать свое желание — и это тот эмоциональный труд, который быстро выматывает и сводит отношения на нет.

Самые здоровые сексуальные отношения, которые у меня были — были с людьми, которые знали свое тело и осознавали свою сексуальность. Такие знания, безусловно, со временем меняются и развиваются; эти люди не получают волшебной страховки от страхов, стыда или смущения за свое тело и свои желания — но когда они говорят «Ты меня возбуждаешь» или «Я хочу тебя» — они мне верят. Они чувствуют, что их собственная сексуальность более сложна, чем простое «Я хочу кончить» или «Я хочу, чтобы мой партнер кончил». Их желаниями и мыслями вполне может быть «Вау, моё тело может чувствовать всякое-разное, это круто», «Я хочу, чтобы мой партнёр почувствовал себя наказанным» или «я хочу быть униженной и потом утешенной». Это может быть «мне нравится чувствовать, что меня полностью контролируют, хотя я и понимаю, что на самом деле мы оба управляем ситуацией», «мне нравится, когда мы вдвоем будто бы пишем один рассказ», «я хочу смотреть в глаза, когда я её трахаю», «я хочу смотреть на попу партнера, которого трахаю» или даже «сегодня мне плохо и я просто хочу, чтоб меня утешили».

Наша отвергающая секс на глубинном уровне культура безусловно вредит женщинам и людям с небинарным гендером в наибольшей степени. Но мужские привилегии, какими бы они не были, не распространяются автоматически на способность мужчин быть вовлеченными в здоровые и соответствующие их самости отношения. Им, мужчинам, приходится напряженно работать над тем, что остальные просто делают.

Воспринимать секс как сотрудничество, а не соревнование или игру, в которой надо «выиграть», воспринимать партнеров как партнеров, а не как соперниц, цель или добычу. Смотреть на свои желания шире, видеть в себе не только потребность совокупления и не считать желание чего-то ещё постыдным или излишним. Всё это то, на что я бы хотела вдохновить мужчин.

Вдохновлять мужчин на то, чтобы те были в контакте со своим телом и осознавали свои желания — всё это может показаться странным в контексте, скажем, борьбы с культурой изнасилования. Но мой опыт говорит, что токсичные идеи о сексуальности и гендере тесно переплетены и борьба с той же культурой изнасилования означает борьбу со всем остальным.


* Не все мужчины имеют члены и не все люди с членами — мужчины. Не все мужчины хотят трахать женщин и не все, кто хотят трахать женщин — мужчины. В то же время было бы неправильным ограничивать эту статью только цисгендерными и гетеросексуальными мужчинами. Трансгендерные/транссексуальные/квир мужчины, вероятно, испытывают влияние тех же самых токсичных маскулинных стереотипов и многое из написанного может быть верно и для них, без привязки к конкретной форме гениталий.

** Ещё одно важное дополнение: этот текст написан на основе моего собственного опыта и моей собственной социальной позиции, он основан на опыте борьбы людей, меня окружающих. Если текст не откликается в вашей душе, это может значить не то, что с ним что-то не так, а то, что у вас иная социальная позиция.

Tagged , , , . Bookmark the permalink.

3 Responses to О настоящей мужской сексуальности

  1. Я says:

    >О настоящей мужской сексуальности
    >Я хочу, чтобы больше мужчин осознало свою сексуальность. Под этим я подразумеваю не разговоры о том, насколько велики их члены*, скольких женщин они перетрахали или сколько раз каждая из них кончила. Я имею в виду то, что хочу видеть больше мужчин, которые находятся в согласии со своей сексуальной самостью и которые умеют сексуально самовыражаться за пределами агрессии, доминирования и эмоциональной заторможенности.

    А почему автор решил, что это не есть настоящая мужская сексуальность, собственно? Это она и есть. Она не навязана какой-то злой патриархией, или еще чем. Перетряхать много женщин – биологический императив, вообще спорить не о чем. Культ члена тоже был во всех культурах, а значит он обусловлен биологией

    Проблема с этим текстом в том, что он целиком и полностью основан на каких-то личных и фактически неверных представлениях.

  2. Alexa Tim says:

    Йекхарты ради, с чего вы взяли про “биологический императив”? Никто этого императива в глаза не видел – “биологически” можно при должном желании обосновать что угодно. Из свежих практических примеров могу вспомнить гея, сдававшего сперму для лесбийских пар и ставшего биологическим отцом для десятка детей: биологически это и есть идеальная модель тогда уж.

    Культ члена действительно есть во многих культурах, но “во многих” ещё не указание на биологичность. Это указание на то, что между культурами есть нечто общее, а что именно – гены или пройденный переход к сельскому хозяйству – это надо выяснять отдельно. Нужно поднимать антропологические данные, чтобы отличить “культ члена” у австралийских племён от “культа члена” древних римлян: не исключено, что это разные феномены с разным значением и приравнивать их вообще нельзя.

    И даже если мы покажем биологичность и всеобщность, это ещё все равно не значит “настоящести”. Я вот вам пишу этот текст с использованием полупроводниковых наноструктур, которых никогда не было на Земле, а то и во всей Вселенной, в моём теле поработала куча молекул, которых не было в теле наших предков (они не умели получать современные лекарства), я использовала для перемещения в пространстве сложную конструкцию из металла и никогда не существовавшего пластика – да мы все ненастоящие, если уж на то пошло. И наше поведение давно зависит гораздо сильнее от котировок на бирже, чем от гормонов: колебания гормонального фона скорректировать зачастую проще, чем преодолеть последствия падения цен на нефть в виде увольнения с работы.

    p.s. Кстати, о настоящести. Вы не считаете, что если уж говорить про биологию и естественность, нужно признать красоту большого куста лобковых волос и зарослей в подмышечных впадинах? Естественное тело выглядит совсем не так, как то, что нам показывают в качестве “идеального”, вас это не смущает?

  3. Pingback: Мужские пояса верности – Alexa Project

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *