Сергей Переслегин: к прочтению не рекомендуется

Писать, почему же большая книга плоха, всегда сложно. Её можно разбирать по пунктам и получать огромных размеров текст, который вряд ли будет кем-то прочитан и в котором легко потонуть; её можно раскритиковать за пару-тройку ошибок или несуразиц, но тогда всегда остаётся возможность сказать, что “в остальном-то авторы правы!”.

Я очень много думал на тему критики больших текстов в то время, когда работал с группой EQUALITY. Опыт подробной критики книг Жукова и Новосёлова оставил лично у меня смешанное впечатление: с одной стороны, эти разборы были весьма убедительны и их делали настоящие профессионалы, с другой же стороны у EQUALITY в итоге были огромные тексты, которые затруднительно прочесть без должной на то мотивации, да и отчасти уводящие от основной проблемы. Ведь проблема с книгами “Стой, кто ведет?” и “Женщина: учебник для мужчин” была не в том, что их авторы пару раз спутали неандертальцев с австралопитеками или неправильно интерпретировали результат одного научного эксперимента. В обеих случаях люди взялись писать популярный текст с неким научным обоснованием, а написали о своих взглядах на жизнь: и уже отсюда взялось множество ошибок.

Поэтому когда мне предложили просмотреть книгу Сергея Переслегина “Новые карты будущего” (нумерация страниц по изданию АСТ 2006 года), я сначала подумал, что ничего писать не буду, а потом все-таки взялся за этот труд. Это стало своего рода вызовом – показать, что же с ней, с книгой, не так.

КРАТКО

Автор, Сергей Переслегин, обозначает себя как футуролога, но не разбирается в предмете настолько, чтобы породить содержательный текст.

КРАТКОЕ ПОЯСНЕНИЕ

Футурология, или изучение будущего – это попытка сделать долгосрочный прогноз развития мира в целом. Прогнозирование, к примеру, курса валюты в следующем году футурологией не является, а вот заявления вида “к 2050 году поезда на магнитной подвеске станут основой высокоскоростных железных дорог в Китае и Японии” – уже вполне футурология. Футурологию нельзя однозначно назвать наукой, но она бесспорно требует определенного знания экономики, географии, социологии, знакомства с передовыми технологиями и научными открытиями в сфере естественных наук. Исследовательница, которая хочет заниматься футурологией, должна соотносить друг с другом много разных факторов; при этом футурологический прогноз может быть не в виде одного сценария, а в виде перечня возможных вариантов будущего.

ПОДРОБНО

Переслегин либо не знает, либо намерено игнорирует ряд научных открытий и методов, которые имеют к прогнозированию непосредственное отношение. Например, он отрицает глобальное потепление, причём опираясь на неверные аргументы вида “на Марсе нет парникового эффекта” или “модели климатологов не учитывают наличие буферных сред”*. Или, другой пример, он не включает в рассмотрение гендерный фактор, хотя тот играл важнейшую роль в социально-экономических процессах XX столетия и продолжает её играть в наши дни (в классической “Социологии” Гидденса гендеру посвящена целая глава и как бы есть отдельная дисциплина гендерных исследований). Увеличение женской занятости в оплачиваемом труде, сокращение разрыва в зарплатах и образовании – это Переслегин игнорирует, аппелируя только к демографии. Причём, и это ещё одна проблема, он использует неверные аргументы и тут: так, утверждение о том, что в аграрном обществе ребенок никогда не был обузой, прямо противоречит историческим данным (стр. 239).

*) Вот целая книга 1999 года по буферным эффектам в одной только почве. Вот учебный материал Колумбийского университета с описанием цикла углерода и его связи с парниковым эффектом. Вот, наконец, про оценку парникового эффекта на Марсе – он невелик, но он есть.

Ошибок и неточностей у Переслегина непозволительно много даже для популярной работы, которая неизбежно что-то упрощает. Пример с тех же страниц про демографию: “традиционная фаза – период самого быстрого роста человечества” и, спустя два предложения, приводится Пакистан XX века. Однако ни определение традиционной фазы самого Переслегина (“научились сеять и убирать зерно, пасти скот”), ни схожее определение из, к примеру, уже упомянутой выше “Социологии” Гидденса не позволяют назвать традиционным обществом эту страну в этом временном интервале. Пакистан XX века это национальное государство индустриального периода, и быстрый рост населения в нём связан отнюдь не с появлением скотоводства и/или земледелия!

Причём на странице 257 утверждается, что тот же самый Пакистан быстро растет за счёт низкой индустриальной смертности в сочетании с высокой традиционной рождаемости – это объяснение более корректно, хотя термины “мутация идентичности” и “всплеск трансценденции” вообще не являются частью терминологического аппарата хоть демографов, хоть социологов, хоть экономистов (тоже отдельная проблема книги). Кстати, ещё на 258 странице следствием индустриального переворота назван “рост безработицы” – невзирая на то, что само понятие “безработицы” просто не определено для доиндустриального общества, оно бессмысленно вне контекста индустриальной эпохи.

Далее, страница 250 – “крайне редко возникает экономически значимое пересечение форм деятельности, характерной для двух или нескольких фаз развития”. Это предположение не выдерживает элементарной критики: во многих развивающих странах в наши дни как раз и происходит переход от одной фазы к другой. Более того, сама граница между фазами нечеткая – скажем, в Российской империи 1916 года сочетались черты традиционного общества и национального государства. При рассмотрении же, скажем, домашнего труда или неформального предпринимательства тоже сложно выделить те или иные фазы, поскольку там в принципе иная логика социальных и экономических отношений.

Вот пример нормального социологического анализа случая, который иллюстрирует сочетание постиндустриального с феодальным: статья социолога Елены Гаповой о “деле Хеды”.

Пропуская фрагмент про Рим, который я оставлю специалисткам по истории того периода: на 267 странице характерным признаком нашей эпохи называется “появление анклавов типа чайнатаунов” и тут возникает один вопрос – а как же Немецкая слобода и армянские кварталы в Москве, община караимов в Тракае (Литва) и еврейские диаспоры по всей Европе? Анклавы существовали задолго до Нового времени, и зачастую пользовались немалой автономией, это не исключение наших дней, это нормальная историческая практика.

Интерпретация Переслегиным “дела платков” во Франции показывает его незнакомство ни с “Притязаниями культуры” Сейлы Бенхабиб (признанная экспертка в области мультикультурализма и тех вызовов, с которыми он столкнулся), ни с какой-то иной литературой. Кстати, история конфликта не начинается с 2004 года, как он пишет в примечаниях.

О ПРОГНОЗАХ И НАУКАХ

Можно наугад открыть любое иное место. Вот страница 416, перечень новых и “пропущенных” наук как неких дисциплин, которые должны возникнуть в обозримом будущем. Большая часть обоих списков представляет перечесление идей самого Переслегина, причём либо не представленных в научном поле вовсе, либо лишенных какой-либо конкретики. Перечень же упоминаемых другими авторами и коллективами технологий на редкость неполный, в нём нет почти ничего про энергетику (развитие солнечных батарей, аккумуляторов, термоядерная энергия, сланцевый газ, биотопливо, водород, etc.), биотехнологии представлены разве что человеко-машинным интерфейсом, нет ничего о квантовых вычислениях и криптографии, аэрокосмических технологиях (наноспутники, многоразовые ракеты, космопланы, сверхзвуковая пассажирская авиация, etc). Как уже отмечалось выше, полностью проигнорирована и гендерная, и межкультурная проблематика: Переслегин не пишет ни про домашний труд, ни про включение меньшинств, ни про разрешение гуманитарных кризисов на каких-то конкретных примерах.

Если посмотреть далее, то можно увидеть, что Переслегин не верил в дешевую солнечную энергетику и это уже провальный прогноз: цена киловатт-часа на солнечных батареях уже сопоставима с традиционными источниками, а суммарная мощность выросла с 2006 по 2014 год в сорок раз, достигнув отметки 200 гигаватт. Германия в 2014 получила с солнечных батарей 7% всей потребленной электроэнергии. С 2008 по 2011 стоимость ватта мощности упала на 60% и продолжает снижаться.

Из комментариев далее в тексте книги следует, что Переслегин опирается на соционику (которая, заметим, вообще не признается большей частью психологов как валидная теория* или даже как терапевтическая/прикладная концепция) и ТРИЗ, который так же имеет статус в лучшем случае техники для повышения креативности мышления. Большинство работ в области психологии делается вне соционики, большинство технологических инноваций сделано людьми, которые про ТРИЗ никогда не слышали.

*) PubMed – ни одного упоминания. Сравните хотя бы с психоанализом (12+ тысяч) или даже с типологией MBTI, схожей с соционической.

Наличие в сфере “обобщенной логики” “гравитации как нелокального поля” с ожидаемым “управлением гравитацией” вообще ставит в недоумение: где логика и где гравитация? Переслегин предполагает, что “законы логики, лингвистики и математики имеют физическую природу (стр. 426)”, но это очевидно неверно. Можно математически представить Вселенную, которая вообще не будет иметь ничего общего с нашей – из популярных и простых примеров стоит привести Плоский мир. Кроме того, “нелокальное поле” это весьма спорная (впрочем, математически корректная) концепция, которая, вообще говоря, вовсе не обязана оказаться перспективной. Для выпускника физфака, тем более по специальности “ядерная физика”, подобная вольность откровенно непростительна.

ИТОГО:

Переслегин оперирует своими собственными терминами и концепциями, которые имеют мало общего с современной наукой, будь то социология, экономика или даже физика. Его перечень перспективных технологий слабо совпадает с другими экспертными оценками и из него выпадают те технологии, которые с момента выхода книги на практике показали свою перспективность. Многие утверждения откровенно неверны, некоторые противоречат друг другу. Не рекомендуется к прочтению и восприятию всерьез.

Tagged . Bookmark the permalink.

One Response to Сергей Переслегин: к прочтению не рекомендуется

  1. Pingback: Концептуальный пенис… WTF? – Alexa Project

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *