Почему я пишу о себе в женском роде

Сегодня – в очередной раз столкнувшись с необходимостью ответить на вопрос “а кто ты в соцсетях?” я поняла, что нужно сделать ещё один ответ на вопрос о том, почему я пишу про себя в женском роде. И без погружения в дебри вроде квир-теории. (далее)

Феминизм – новое пуританство? Таки нет.

Некоторое время назад Екатерина Шульман озвучила мысль, которую я часто встречаю в разных местах (например, её довольно часто воспроизводит Миша Вербицкий) – “феминизм это новое пуританство, поскольку тоже регламентирует сексуальность”

Согласна ли я с этим? Нет. Почему? На вопрос “что с тезисом про феминизм и пуританство не так?” очень хорошо ответила Елена Георгиевская:

Шульман фактически повторяет жалобы патриархальных мужчин на неопуританство, которое якобы наступило после сексуальной революции. Отношение к сексу поменялось во второй половине XX века: «Раньше это была сфера долга, ограничений и опасности. После 1968-го — удовольствия и самовыражения». Как и подобает правой, то есть идентифицированной с мужчинами, женщине, Шульман забывает договорить, что это была сфера мужского удовольствия и самовыражения.

(…)

Мужская модель свободы начала разрушаться, когда феминизм пошёл в массы. Поскольку для андроцентричного мировоззрения человек — это по умолчанию гетеросексуальный мужчина, поднялся крик, что сексуальной свободы лишают «человечество как таковое». Мужская сексуальная свобода при патриархате не включает женскую свободу отказать, не получив за это в лицо ведро помоев.

Интервьюерка и Шульман говорят об асексуальности, которую принесла с собой политкорректность, словно забывая, что именно в политкорректную эпоху публичные разговоры о сексе стали частью европейской нормы, что сейчас постепенно легитимизируются самые разные ориентации, от квирплатонической до грейполисексуальной, что, наконец, вибраторы можно купить в любом крупном европейском супермаркете, а три лесбиянки даже могут заключить подобие брачного контракта. Что это, если не свобода? Ах да, патриархальным мужчинам мешают хватать официанток за ягодицы, и этот факт перечёркивает все достижения сексуальной неореволюции. Которая, напомним, происходит у нас на глазах.

Сексуальное насилие над детьми: кто это делает?

Екатерина Попова побывала на “педофильском форуме” и выложила у себя в Facebook цитаты женщин, переживших сексуальное насилие в детстве с цитатами посетителей того форума. Я нашла тот ресурс и провела своё небольшое исследование. (далее)

Словарь “мужских сообществ”

Блогер Зоя Атискова осторожно заглянула в паблики и группы борцов с матриархатом, где посидела в уголке,внимательно записывая сленг их обитателей. И сделала вольный перевод с маскулистского на человеческий.

Скажем так, «данный текст носит не только юмористический характер». Именно эти слова действительно и постоянно употребляют радеющие за патриархат и власть «главы семьи» мужчины, когда говорят о женщинах, которых как бы должны и обещают уважать, защищать и окружать заботой. Именно в таких выражениях они отзываются почти о любой девушке,женщине, матери и их детях. А также о мужчинах, которые ведут себя недостаточно патриархально.

Cosmopolitan, 14 сентября.

Немного ссылок

  • Популяризатор науки и физик, специалист по физике элементарных частиц, Игорь Иванов рассказывает о своём проекте про Большой адронный коллайдер, LHC. Кстати, именно он ведёт раздел LHC на “Элементах” – и на сегодня это, пожалуй лучший русскоязычный ресурс по теме.
  • Андрей Каганских, журналист проекта Сoda, внедрился в “Мужское государство” и пообщался с участниками как онлайн, так и вживую. Кукусики в своих традициях: занятия по ножевому бою переходя в “как откосить от армии?” и этих товарищей выгнали даже из /b Двача.
  • Елизавета Пономарёва, журналистка, рассказывает про организацию работы – когда вам надо много всего делать из дома, попутно не забывая про семью. 

Викторианские врачи ТАКОГО не делали

В The Atlantic опубликован пересказ работы Холли Либерман (это авторка книги Buzz: The Stimulating History of the Sex Toy) и Эрика Шацберга (социолог из университета Пенсильвании), суть которой заключается вот в чём: похоже, что расхожее утверждение о практике лечения истерии в викторианскую эпоху при помощи стимуляции женских гениталий попросту неверно. Цитирую:

If vibrating the clitoris were indeed a standard medical therapy in the late 19th and early 20th centuries, one would expect direct historical evidence of the practice, either from proponents or critics. Medical discourse at the time was very contentious. Physicians regularly lauded and attacked therapies that used new technologies, especially electrical devices, so historians would expect to find debates about clitoral vibration in medical journals (de la Peña, 2003). Vibrators were widely promoted for other medical therapies in this era. The American Medical Association was, in fact, quite critical of such vibrator treatments. Furthermore, any medical procedure that could have been perceived as sexual would surely have attracted the attention of censorious moralists. Yet Maines insists that these treatments were not seen as sexual, so according to her own logic, physicians would have had no reason to conceal the practice. Sometimes absence of evidence is really evidence of absence.

То есть в медицинской литературе того времени не удаётся найти прямых упоминаний данного метода и это странно, так как ранее утверждалось, будто бы “массаж до наступления истерического пароксизма” не рассматривался как сексуальная практика – соответственно, скрывать это из медицинского дискурса смысла не было.

Так что да, придётся теперь везде уточнять, что эта информация по меньшей мере сомнительна.

Исследование трансгендерных подростков… упс. Не подростков, а их родителей, и с рядом проблем.

В США случился небольшой скандал по поводу “исследования, показавшего что подростки становятся трансгендерами под влиянием сверстников”. Я нашла этот текст, ознакомилась с ним и предлагаю подробный разбор. (далее)

Про ВИЧ (тестируйтесь регулярно, это важно)

Две цитаты про ВИЧ и СПИД (напомню – СПИД это поздняя стадия ВИЧ-инфекции, развивается при отсутствии противовирусной терапии). Первая из беседы старшего научного сотрудника, врача-инфекциониста Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом ФБУН «Центральный НИИ эпидемиологии» Роспотребнадзора Василия Шахгильдяна с корреспонденткой “Коммерсанта” Ольги Алленовой:

Среди российских граждан в возрасте 15–49 лет ВИЧ-инфицированы 1,2%. Наиболее острая и опасная ситуация в возрастной группе от 30 до 44 лет: у 3,3% обследованных мужчин 35–39 лет установлена ВИЧ-инфекция. Возможно, кого-то эти цифры не поразят, но вдумаемся: 3 из 100 мужчин среднего возраста заражены ВИЧ и являются источником инфекции.

В вагоне электрички на Москву с утра по статистике найдётся минимум один человек с ВИЧ, а скорее даже больше: особенно если это те поезда, где большую часть пассажиров составляют именно мужчины примерно моего возраста (мне 35). Да, число обследованных и число всех мужчин может не совпадать, но таки провериться не помешает:

Например, недавно в КИБ №2 Москвы поступила молодая женщина из благополучной семьи с тяжелым ВИЧ-энцефалитом. У нее год предполагали депрессию, пытались проводить лечение. И никто не подумал о возможной ВИЧ-инфекции. Женщина поступила в тяжелом состоянии — ее перевели из психиатрической больницы с развитием деменции и крайне низкими показателями иммунного статуса. Несмотря на быструю расшифровку природы поражения головного мозга, сразу же начатые АРТ и химиопрофилактику вторичных заболеваний, больная скончалась.

Как проверяться, если никуда идти не хочется (хотя сейчас тест на ВИЧ можно сделать очень много где)? Ну вот есть SafeBox, про который я писала и который применила на себе; а ещё с разрешения автора скопирую пост о выявлении ВИЧ+ статуса аккурат при помощи SafeBox-а:

И, на всякий случай – презервативы таки очень неплохо защищают от ВИЧ. Не абсолютно, конечно (потому что могут порваться или соскочить), но если вы услышите про “латекс-поры-больше-вируса”, то это абсолютная чушь. Презерватив герметичен для воды и даже воздуха, а молекула воды или азота/кислорода имеет размер порядка 0,3 нанометров против примерно 100-120 нанометров у ВИЧ. Разница в 300-400 раз! “Через эти щели не пролазят мыши, но могут просачиваться лошади”, примерно так звучит байка про поры в презервативах.